507

Утро 2 октября было не похожим ни на одно из предшествующих в экспедиции. Ночь не смогла притупить обиду от преждевременного окончания штурма верховьев, и в новый день мы вступали в плохом настроении. Лишившись желанной цели на коварном бикинском заломе, унылые и опустошенные, мы отправились в обратный путь.

Дорога до Улунги, выбранной промежуточным пунктом по пути домой, совсем не вдохновляла. Береговые пейзажи, еще вчера захватывающие дух, сегодня казались чем-то привычным и обыденным. Казалось, даже природа тоскует с нами и сопереживает неудаче, провожая хмурым серым небом и позывами собирающегося дождя.

В таком настрое мы прибыли в Улунгу, где и остались на ночевку.

Ночью грянул сильный ливень, и слыша, с какой силой потоки воды падают с крыши нашего домика на землю, я радовался, что мы не выбрали для ночевки одну из бикинских кос. Но расплатой за ночь в тепле стало наступившее холодное утро, под покровом которого нам предстояло продолжать путь домой. Столбик термометра показывал +2, но пронизывающий октябрьский ветер в долине Бикина обещал наполнить наше продвижение вниз новыми впечатлениями. Так, собственно, и произошло. Нескольких километров скоростной езды по реке нам хватило, чтобы основательно замерзнуть. Вскоре к ветру и холодным брызгам, летящим из под лодки, присоединился новый спутник – первый в этом году снег. В одно мгновение этот вестник приближающейся зимы посеребрил вершины далеких сопок, где низкая температура позволила ему задержаться. Пройдет неделя или две, и такая же снежная участь постигнет и низины. А пока эта привилегия была доступна только тем, кто максимально близко подобрался к небу.

Иногда редкие снежинки долетали и до нас, но, приземлившись на рукав или шапку, тут же таяли.

Мы продвигались все ниже и ниже. Вода в реке упала очень сильно, заметно труднее давалось прохождение заломов. Нам снова пришлось прибегать к помощи бензопилы, но делалось это уже без того азарта, какой был, когда мы пропиливали путь наверх.

По пути нам довелось увидеть, что бывает с теми, кто пренебрегает правилами безопасности при передвижении по неспокойной реке. Возле груды топляков покоилась на боку лодка, подобная нашей. По всей видимости, ее рулевой пытался пройти залом на высокой скорости, за что и расплатился пробитым дном.

Верхнее течение реки отдавало нас среднему, постепенно меняя охваченную осенью береговую природу. Оставили прибрежные склоны желтые лиственничники, уступив место кедрово-широколиственныму лесу. Сопки сменились равнинными участками с живописными марями (болотами). С одним из них неподалеку от метеостанции Родниковой мы решили познакомиться поближе. Заросли брусники, клюквы и голубики захватили болотистую равнину, усыпав ее многочисленные кочки. Только мох и низкорослые лиственницы составляли им компанию на этом болотистом участке, расчерченном звериными тропами.

После полудня мы добрались до охотничьего участка Константина. На берегу одного из бесчисленных ответвлений Бикина, у речки Оморочка, разместился охотничий барак и баня, а также два высоких амбара и туалет. За домом мы обнаружили небольшой огород с уже давно вызревшей картошкой.

Каждую зиму теплый барак становится для Константина постоянным местом обитания. Отсюда он уходит в тайгу на охоту. Охота – важнейшая составляющая жизни удэгейца. Со стартом охотничьего сезона, который начинается в середине октября и длится до самой весны, потомственные охотники – удэгейцы – выходят в лес на промысел зверя. После выполнения плана по запасам мяса путем добычи изюбря, кабана или, если повезет, лося, аборигены переходят на соболевание – промысел соболя. Как только осенние ветры снимут с деревьев последнюю уцелевшую листву, охотники приступают к установке ловушек на этого зверька с ценным мехом.

Каждый охотник выставляет на своем участке до 200 капканов, которые периодически обходит. С попавшихся в петли зверьков прямо в бараках снимаются шкурки, которые потом сдают в места приемки.

Ловля соболя – тяжелый труд, который в последние годы стал еще и неблагодарным. Несколько лет назад цены на пушном рынке существенно упали, и теперь даже самый удачливый ловец не может рассчитывать на большую отдачу от своего труда. Судите сами: за одну шкурку перекупщики дают от 500 до 1300 рублей – в зависимости от качества и окраса меха. Самый удачливый соболевщик добывает за сезон не более 100 зверьков – нетрудно посчитать, какие гроши можно зарабатывать на этом промысле.

Переночевав на даче проводника, мы отправились в финальный путь до Красного Яра, в котором были уже после полудня 5 октября.

Активная фаза экспедиции «Бикин-2016» завершилась.

Завтра нам предстоит поближе познакомиться с Красным Яром и начать возвращение во Владивосток.


Промо-ролик нашего путешествия


Читайте также:

Экспедиция «ExpBikin-2016»

Поехали!!!

2000 километров экспедиции «ExpBikin-2016». Мы вернулись!

Первый день. На пути в Красный Яр

Второй день. Первые километры по русской Амазонке

Третий день. Суровый Бикин

Четвертый день. Улунга

Пятый день. Зева

Шестой день. Все выше и выше

Седьмой день. Неожиданный финиш


СМИ о нас:

Центр «Амурский тигр»Экспедиция «Бикин-2016» завершилась

Тихоокеанская Россия: Приморские журналисты вернулись из 2000-километровой экспедиции по национальному парку «Бикин»

Проект на РИА PrimaMedia: ExpBikin-2016

ОИАК: ExpBikin-2016


Генеральные партнеры экспедиции:

          

Стратегический партнер экспедиции:

Официальные партнеры экспедиции:

 

Специальные партнеры экспедиции:

Информационные партнеры экспедиции:

         

      %d0%bc%d0%be%d1%8f-%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b5%d1%82%d0%b0_%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be