1 095

Тест и фото: Александр Хитров

Ноябрь, пожалуй, не самое удачное время для поиска красивых пейзажей. Отправляясь в Зейский заповедник, я представлял себе мягкий коричневый ковер из опавшей листвы, лысые скелеты деревьев, унылые виды и безликий лес – только ветер, мороз и разочарование. На деле же все выглядело иначе – коричневый ковер был бережно накрыт белоснежным снегом или еловым стланцем, деревья, хоть и были лысыми, хорошо гармонировали с окружающим пейзажем. В ноябре нет тех буйных красок, что мы привыкли наблюдать золотой осенью, однако есть и своя изюминка – предвкушение предстоящей зимы: холодной, снежной, суровой. Первые отголоски белоснежного времени года нам показали сотрудники Зейского заповедника – Яна и Дмитрий. Любезно согласившись провести нас по тропе “Гольцы Тукурингра”, ребята рассказали о потенциале экологического туризма, об истории зарождения идеи этой тропы, а также о многочисленных медведях, обитающих в этих краях.

 

Наше путешествие началось ожидаемо: УАЗ-Буханка и убитая грунтовка, мечтающая о грейдере. Маршрут, который мы должны были пройти за два дня, называется “Гольцы Тукурингра”. Общая протяженность пути (туда-обратно) составляет 16 километров, из которых 6 километров – дорога до кордона “Банный” и 1,5 километра до самой вершины хребта. 

 
Справка:
Тукурингра — горный хребет длиной 230 км на Дальнем Востоке России на территории Амурской области, часть горной цепи Янкан — Тукурингра — Соктахан — Джагды. Максимальная высота — 1604 метров.

Сложен метаморфическими сланцами и песчаниками. Присутствуют месторождения золота, киновари, железной и других руд. Сейсмичен.

На склонах хребта лиственничные леса и березняки с вкраплениями маньчжурских видов, представленных липой, лимонником и другими растениями. Выше лесов зона зарослей кедрового стланика, сменяющаяся каменными россыпями.

В восточной части хребта находится Зейский заповедник. 

Дорога от города Зея до кордона “Каменушка”, откуда начинается восхождение на хребет, заняла у нас около полутора часов. На кордоне встретил инспектор. После краткого инструктажа и подписи в гостевом журнале мы двинулись в путь. Узкая тропинка извилистым ручьем проходит через стройные ряды белоснежных берез, потом картина резко меняется, и мы уже рассматриваем густые лапы хвойного леса. Ближе к концу подъема на хребет опускаемся на колени и ползем под стлаником.

Обычно мы идем прямо по нему, а в этом году снега выпало еще не так много, поэтому приходится то ползти, по перешагивать, то перепрыгивать,” – делится своим наблюдением Дмитрий. Он все время шел впереди и постоянно ждал отставших. Ползти вверх  – занятие не из легких, особенно для женской половины нашей команды. По идее спешить нам было некуда, до кордона идти всего 6 километров, а значит, часам к 15 мы должны были уже греться у растопленной печи. Однако всё-таки торопились – солнце в Амурской области садится рано, нужно было успеть добраться до заката. 

Несмотря на сложнопроходимую тропу, мы успели прийти на кордон еще засветло: растопили печь, немного перекусили и выпили горячего чая, отдохнули и осмотрелись. Кордон “Банный” был специально построен для ночевки во время прохождения данного маршрута. Попадая на его территорию, вы сразу начинаете мечтать недельку да пожить здесь. Уютное теплое зимовье вмещает в себя восемь человек, плюс еще несколько могут поселиться на чердаке – там тоже организованы места для ночевки. Внутри вы найдете печку-буржуйку, нары, умывальник, стол и многочисленные полки с оставленными туристами продуктами, специями, консервами и игральными картами. 

Территория кордона находится чуть ниже первой вершины хребта. Она укрыта от ветров высокими лиственницами, рядом течет ручей с питьевой водой. На небольшом заповедном месте помимо самого зимовья к вашим услугам предлагается вигвам, два лабаза – один для хранения продуктов, другой со спальными принадлежностями (коврики, спальные мешки), дровяник, туалет, костровище, летний душ. Лично я дал себе установку, что в следующем году обязательно вернусь на эту тропу и поживу в глухой тайге неделю, не меньше. 

      

Как уже писал ранее, солнце в Амурской области зимой садятся очень быстро. После непродолжительных приготовлений мы отправились к камням – огромные глыбы, с них открывается замечательный вид на хребет, долину с речкой, а также замерзший стланик. Обледеневшие иголки хвойных разноцветными искорками играют на уходящем солнце – это место постепенно превращается в россыпь бесценных, как и эти леса, бриллиантов. Порывистый ветер, сбивающий с ног не только штатив с камерой, но и фотографа, создает массу неудобств и сложностей для работы – я не могу толком зафиксировать камеру на треноге – ее постоянно сдувает. Приходится искать укромные места, прячась за камнями, или же, расстегнувшись, создавать безветренный коридор, расправив поля согревающей куртки. Буквально за какие-то несколько минут мы промерзли до до костей. Спусковой тросик на морозе стал выдавать ошибку, квадрокоптер отказывался взлетать – вот она, суровая амурская погода. Со слов Яны, сотрудника отдела экопросвещения Зейского заповедника, такие ветра здесь не редкость, но есть места, где его совсем нет. 

Долго на таком ветре не постоишь, поэтому, сделав несколько кадров прячущегося за дальний хребет солнца, мы отправились обратно в зимовье. Впереди нас ждала съемка звездного неба – нужно было поужинать, согреться, отогреть камеры и морально приготовится к вечернему обморожению. Последнего не случилось, а вот спусковой тросик совсем отказывался работать, да и выдержки на фотоаппарате стали совсем другими – приходилось держать штатив, чтобы камера не дрожала хотя бы 30 секунд, пока делался кадр. Не могу сказать, что съемка удалась, но несколько кадров сделал. В частности, на одной фотографии отчетливо виден пожар, разгоравшийся в долине, на другом кадре – два падающих метеора. Но главным героем этой съемки стал, конечно же, Млечный путь. Эта звездная дорожка как будто разрезает небо пополам, она извергает сотни, тысячи видимых глазом звезд, и все это рассыпается по синему небосводу. 

Крепкий сон в зимовье кордона “Банный” придал сил для следующего восхождения – на этот раз добирались до вершины хребта Тукурингра – Гольцы. Что такое Гольцы, я так и не понял – то ли точечное название хребта, то ли горы. Во всяком случае, именно до Гольцов мы держали путь с самого раннего утра. Подъем ничем не отличался от вчерашнего – все та же перемена леса, тот же стланик, тот же ветер. Правда, на этот раз снега было куда больше, куда красивее были деревья. Белоснежные карликовые ели, будто срисованные со страниц сказки о Морозко, притягивали взгляд. От кордона до вершины хребта идти всего полтора километра, по времени – около сорока минут хода. Но из-за снежной красоты, открывающейся вокруг, дорога заняла куда больше времени. Камера не успевала записывать новые кадры, глаза разбегались от представавшей перед нами красоты. Вот деревце, полностью покрытое снегом. Вот белые, переливающиеся на солнце иголки преклонившей свой корпус сосны. Вот следы скрытного соболя, а эти глубокие – страшной россомахи. Вот кедровка кричит на дереве. Так, впитывая в себя девственную красоту заповедника, мы вышли на лысый хребет. 

На вершине хребта Тукурингра ощущаешь семя космонавтом, впервые ступившим на поверхность луны. Все здесь кажется таким пустынным и нетронутым. Легкий ветерок колышет замерзшие кустарники и карликовые деревца – ель и березу. Воздух чистый и прозрачный, ровно как чист и прозрачен твой разум. Ты больше не думаешь о накатившей после подъема усталости, мыслей никаких – только снег, бесконечные волны гор, сказочные деревья и мечущиеся между ветвями кедровки. И тишина. Вы когда-нибудь слышали звук тишины, который зависает над вершиной горы? Звука на самом деле никакого нет, но вы его слышите. Очень сложно передать это словами – нужно почувствовать, нужно понять, нужно услышать, услышать тишину. 

Около двух часов мы провели на вершине. Сделали несколько сотен кадров, прежде чем начать наш обратный путь. Если от кордона “Каменушка” до “Банного” мы шли с многочисленными остановками, то вниз спустились на одном дыхании. У инспекторского домика нас уже ждал УАЗ-Буханка с водителем. А дальше все та же убитая грунтовка до Зеи. 

Хочется поблагодарить дирекцию Зейского заповедника в лице Игнатенко Сергея Юрьевича, а также ребят, которые нас сопровождали – Яну и Дмитрия.

#ДашулиСашули


Читайте также:

Зейское море в объективе Приморский Йеллоустоун
Тайны волшебного острова Петрова Государственный биосферный Сихотэ-Алинский заповедник