318

Текст: Дарья Червова
Фото: Александр Хитров

Получив от РосРАО приглашение в столицу Заполярья, мы первым делом обрадовались возможности поглядеть на северное сияние и полазить по ледоколам. Затем поняли, что будем смотреть на работу СевРАО изнутри, прогуливаясь по ангарам, увешанным знаками с изображениями радиации. И, не поверите, тогда в Мурманск захотелось ещё больше. Мы ведь журналисты! Всегда приятно посмотреть на производство или другие процессы изнутри. К тому же тема охраны природы - одна из наших любимых, а тут столько вопросов по экологической безопасности.

К заводам, где используют химию и борются с радиоактивным злом, у среднестатистического человека отношение особое. Он вроде помнит, что на таком предприятии используются новейшие технологии, а миллион служб следят за соблюдением всех норм, но вряд ли решил бы погулять по его коридорам без особой надобности. Во-первых, туда не так легко попасть, даже при желании необходима веская причина оказаться на территории. Во-вторых, если долг не зовёт, подобные места стараются обходить стороной - на всякий случай.

Нас тема радиации касалась нечасто (хочется в это верить). Когда-то о ее негативном воздействии рассказывали в школе и университете, оттуда запомнилось только что-то про опасность и излучение, затем память выдаёт обрывки из новостных лент - в Приморье долговременным хранением реакторных отсеков атомных подводных лодок занимается ДальРАО в районе Фокино, там же в скором времени планируется ввести в эксплуатацию новый Центр по переработке, кондиционированию и долговременному хранению радиоактивных отходов. Так что предлагаем разобраться в теме вместе, а заодно понять, чем грозит появление нового центра РАО в ЗАТО Фокино в Приморье.

Начнём с главного. Радиоактивные отходы (РАО) - это ядерные материалы и радиоактивные вещества, дальнейшее использование которых не предусматривается. Они могут быть твёрдыми, газообразными и жидкими. Твёрдые РАО - это загрязнённые расходные материалы, стеклянная посуда из больниц, медицинских исследовательских установок и радиофармацевтических лабораторий, остеклованные отходы от переработки топлива или отработавшего топлива от АЭС. По российскому законодательству, ввоз радиоактивных отходов в страну запрещен.

В заполярный пресс-тур компания РосРАО пригласила десять приморских журналистов. В списке оказались представители информационных агентств, телевидения, газет, а также блогеры из команды PrimDiscovery. На всё про всё у нас было два дня, не считая ещё двух на дорогу. Поэтому наутро после вечернего прибытия мы сразу же отправились в место назначения - СевРАО, на губу (в бухту) Сайда.

Северо-Западный центр по обращению с радиоактивными отходами "СевРАО" создан для обеспечения инфраструктуры по утилизации АПЛ, обращению с радиоактивными отходами и отработанным ядерным топливом и реабилитации радиационно опасных объектов в северном регионе России. В ведении предприятия находятся три филиала - бывшие береговые технические базы ВМФ в губе Андреева и поселке Гремиха, пункт длительного хранения реакторных отсеков, предприятие по обращению с радиоактивными отходами в Сайда губе.

На предприятие можно попасть лишь по разрешению руководства, предоставив документы заранее для оформления пропуска на въезд в ЗАТО и на территорию СевРАО. Путь из Мурманска занял примерно полтора часа, нас везли в микроавтобусе по заросшей мхами и лишайниками тундре, мы миновали озера и морское побережье, затем подъехали к проходной Центра и, наконец, оказались у входа в здание.

Снаружи Управление выглядит, как на любом другом заводе - несколько этажей, серый цвет, небольшое крыльцо. Зато напротив входа настоящая северная сказка - выход к спокойному синему морю, окружённому скалами и горами на горизонте, прозрачное голубое небо и небольшая зона отдыха с беседкой, деревьями и неизменной тундрой под ногами.

Нас первым делом отправили, конечно, не туда. Попадая на производство, готовьтесь облачиться в защитные одежды и выслушать правила техники безопасности. Я думала, на заводе РАО нам выдадут как минимум скафандры и заставят подписать сто бумаг о снятии ответственности с предприятия. Но нет, нам выдали стандартные каски, заботливо предложили казенные куртки, чтобы не замерзнуть и не запачкать свои, и рассказали о незыблемых правилах: от группы не отставать, шаг вправо-влево запрещён, руками ничего не трогать. Мы оставили подписи в журнале ТБ и отправились на экскурсию.

Это не первая и не последняя экскурсия для журналистов в отделение СевРАОнаСайда губе. Периодически предприятие открывает двери для представителей СМИ и блогеров, чтобы провести технический тур (это так правильно называется). Такие мероприятия направлены на просвещение и журналистов, и их аудитории - специалисты рассказывают о производственных процессах и экологических нормах. Также экскурсии проводятся для других гостей.

Тур для нас проводили двое сотрудников, которые работают на губе Сайда уже много лет - директор отделения Владимир Сергеев и главный инженер Дмитрий Гулак. Маршрут предполагал, что мы начнём с объектов на улице и завершим пребыванием внутри.

Времени мы терять не стали, сразу отправились на причал, к морю. Даже, можно сказать, к океану - бухта открытая, так что вот он, Северный Ледовитый, во всей красе. Оказалось, именно здесь блоки атомных подводных лодок с помощью дока поднимают из воды на сушу и транспортируют на технологическую палубу. На данный момент таких блоков осталось на очереди три - их временное хранение заканчивается, пора наверх.

- В море сейчас находятся реакторные блоки трёх АПЛ, одна из них -энергетическая ядерная установка печально известной подлодки Курск. Ее вывод в 2019 году завершит программу СевРАО по выводу из эксплуатации и утилизации АПЛ на севере, - рассказывает Дмитрий Гулак, главный инженер СевРАО.

Трехотсечный реактор АПЛ "Курск" попал в губу Сайду отдельно от самой лодки, которую утилизировали. После поднятия со дна ему предстоит перемещение на стапельное место, где из него вырежут реакторный отсек. Тот покрасят, поставят на спецопоры для долговременного хранения. Останется ждать естественного снижения излучения до приемлемого уровня. Другие два отсека пойдут на металлолом (если окажутся без следов радиации), либо тоже окажутся на длительном хранении.

Собственно, такие яркие красавцы и стоят на солнышке ровными рядами. На сегодняшний день на технической палубе располагаются 114 отсеков некогда функционировавших подлодок. Среди них и известные своими подвигами АПЛ, и просто хорошие экипажи, исправно нёсшие службу отечеству. Некоторые из этих высоченных железяк не покрыты краской, поскольку ждут этот этап или просто сделаны из титана. Обросшие флорой и фауной океана, они навевают мысли о "Пиратах Карибского моря" - там так же выглядит корабль, выныривающий из-под воды.

Сергей и Дмитрий подробно рассказывали о процессах, сразу же всё это показывали. Снимать и задавать вопросы не запрещалось, даже наоборот. Погода стояла прекрасная, ветер свежий. Изрезанная рельсами палуба, где мы находились, была помыта водой. Так что даже при желании испачкаться пришлось бы постараться. А ещё в небе то и дело появлялась радуга.

- Система хранения РАО в разных странах происходит по-своему. В США, например, "загрязнённые" радиацией отходы хранят в пустыне без специально подготовленной твёрдой массивной палубы, технологической плиты, - рассказывает Дмитрий Гулак. - В России центров, которые занимаются выводом из эксплуатации, утилизацией и размещением на длительное хранение, два - СевРАО и ДальРАО. Здесь есть единообразие, регламентирующие документы, чтобы работа была безопасной и для нас, и для будущих поколений.

Работа с отсеками АПЛ - это только часть того, что делает отделение СевРАО в Сайда губе. Центр принимает на длительное хранение или очистку от радиоактивного загрязнения и другие отходы, в том числе собранные на береговых технических базах Северного флота, оставшиеся "бесхозными", как говорит Владимир Сергеев.

Следующим этапом нашего технического тура стало посещение внутренних помещений центра. Именно в этих стенах происходит очистка загрязненных предметов и их кондиционирование (то есть подготовка к хранению). Не каждый объект обречён на годы одиночества в компании себе подобных, многие вещи центру удаётся очистить от "грязи", то есть от радиации. Тогда им предстоит превратиться в металлолом и быть проданными с аукциона.

А вот если очистка не даётся, твёрдые РАО фрагментируют и отправляют на кондиционирование. Этот термин означает, что объект сильно сожмут, выкачают из тары воздух и максимально уменьшат. При нас 200-литровую бочку сжали до такой степени, что затем в такую же бочку поместится штук пять подобных. В таком виде отходы удобно хранить.

На протяжении всего тура нас сопровождал дозиметрист. И ни разу показатели на приборе не приблизились к критическим. Мужчина рассказал, что устройства, отражающие уровень радиации установлены на территории всего Мурманска - на площади, возле школ, на улицах.

Что касается экологии, то постоянные замеры дозиметриста подтверждают - уровень радиации под контролем и соответствует природным значениям. Предприятие следит за состоянием воздуха и воды, при производстве используется отдельная система канализации, вода из которой перед сбросом в акваторию проходит качественную проверку и очистку. Воздух регулирует спецвентиляция.

Сотрудники центра имеют специальные средства индивидуальной защиты, соответствующие своим рискам (мы видели и "зайчиков" в скафандрах, и офисных сотрудников без чего-либо барьерного), их проверяют после смены специальным прибором, улавливающим заражённые частицы. Нас тоже пропускали через этот сканирующий аппарат. И внутри, кстати, нас снарядили по полной - выдали бахилы, шапочку, специальную маску, чтобы дышать. Было немного страшно получать столь защитное обмундирование, но все обошлось.

Производственные помещения поделены на зоны, наблюдать за процессами можно из коридора, а воздух изнутри комнаты туда не попадает. Все опасные задачи автоматизированы, при производстве исключён человеческий фактор. Кроме того, на предприятии ведётся учёт, сколько миллиграммов радиоактивных отходов поступило на территорию, а сколько осталось. Ни один не уйдёт - система контроля не позволит.

Очень важно, что в современном мире человек не только старается развивать технологии, но и ответственно подходит к вопросам охраны природы. Побывав в отделении СевРАО на Сайда губе, мы не только поняли порядок действий с радиоактивными отходами, но и убедились - над всеми процессами установлен жесткий контроль.

В Приморье Центр по переработке, кондиционированию и долговременному хранению РАО планируют запустить в 2021 году. Надеемся, это будет столь же современное и нацеленное на безопасность предприятие.