Ночь, проведенная в бараке у урочища Санькин залив, прошла спокойно. После ночевки в палатке на косе сон в теплом зимовье казался сказкой. Единственным неудобством грозили стать мыши, следы присутствия которых мы обнаружили в охотничьей избушке.

Текст: Вадим Шкодин

Перспектива такого соседства совсем не радовала, но была надежда, что именно этой ночью грызуны обойдут наше жилище стороной. Надежда оправдалась частично: посреди ночи грызуны обозначили свое присутствие характерными поскребами и шуршанием где-то в районе потолка, но, вопреки опасениям, до активных передвижений по нам спящим не дошли.

Как обычно проснувшись задолго до рассвета. мы отправились исследовать побережье в погоне за лучшими кадрами. Взяв курс на Санькин залив, до которого накануне лодкой не дошли совсем немного, мы продвигались по тайге вдоль берега.

Зарождавшееся утро открывало все прелести девственного леса верховий Бикина. Пройдя около километра, мы очутились в светлом и стройном березняке. Через пару сотен метров он вдруг сменился темным и немного жутким еловым бором, практически лишенным подлеска, но устланным мягким ковровым мхом. Повсюду, на каждом шагу мы ощущали под ногами его мягкость, и даже отжившие свое мощные деревья, рухнув на землю, были поглощены им.

Неотвратимое время сделало мертвые стволы мягкими под стать наросшему на них мху, и то и дело наши ноги проваливались в их трухлявую материю. Пройдя еще, поодаль мы обнаружили звериную тропу, ведущую к побережью: по всей видимости, косулий или изюбриный отряд добирался этой дорогой испить из Бикина чистой водицы. Вдоволь нагулявшись и набрав очередную порцию первоклассных кадров, мы вернулись в барак, чтобы через некоторое время дать старт финальному марш-броску в верховья.

Накануне мы твердо решили подниматься вверх по реке столько, сколько позволит нам ее полноводность. И вот, вскоре заведенный мощной рукой нашего проводника лодочный мотор ознаменовал этот старт. Мы двинулись навстречу финишной черте нашего подъема.

За ночь уровень воды в реке сильно упал, и движение вверх лодке давалось с большим трудом. Все чаще проводник сгонял нас на нос лодки, чтобы таким образом приподнять корму и обезопасить мотор от встречи с каменистым дном. Однако и это не всегда срабатывало, а потому характерный звук удара винта об камень или корягу доносился все чаще. В некоторых местах было настолько мелко, что перемещения на нос уже не помогали, и нам приходилось по пояс в воде проводить лодку через отмель.

Это отнимало много сил и времени. За два часа мы продвинулись не больше, чем на 5 километров от места старта. Но мы не отчаивались и стоически переносили выпавшие трудности, с надеждой, что выше река будет более приветлива к своим покорителям.

Эту надежду подпитали рыбаки, на надувных лодках спускавшиеся с верховий, которых мы встретили по пути. Накануне в Улунге мы слышали о них, а точнее о том, что заброшенная вертолетом на речку Аду сплавная группа из пяти человек не появилась в назначенном месте в назначенное время. На их поиски даже собирались высылать вертолет, однако буквально перед его отправкой пропавшие рыбаки все-таки вышли на связь и сообщили, что с ними все хорошо, а причиной задержки стал непроходимый залом в самом начале пути. И вот мы встретили их — заросшие, усталые, но, по всей видимости, довольные хорошим уловом, они спускались вниз. Узнав, куда и зачем идем, они обнадежили нас, сказав, что выше по реке еще можно пройти по воде.

С новой надеждой мы двинулись дальше, но это продолжалось недолго. Наше плавсредство с трудом прошло еще два залома, но уже следующий окончательно закрыл путь к заветной цели. Огромное бревно посреди реки в районе ручья Северный Проточный стало нашей финишной чертой. Преодолеть эту преграду мы оказались не в силах. Так, в 80 км от желанной цели мы вынуждены были повернуть назад. С горечью и досадой, но с чистой совестью. Мы сделали все, что могли, но река распорядилась по-своему, и нам пришлось смириться с ее волей.

В угнетенном настроении мы вернулись в барак у Санькиного залива. Впервые за время экспедиции не знали, на что еще потратить оставшееся до темноты время. Но вскоре нашли, чем себя занять, — отправились ловить рыбу.

Нужно сказать, что за неделю, проведенную в этих местах, мы успели без памяти влюбиться в рыбалку. 

«Рыбность» здешних мест каждую осень привлекает на Бикин сотни рыбаков со всего Приморья и соседних регионов. Как я уже писал, рыбаков, как правило, забрасывают вертолетами в среднее и верхнее течения Бикина, а также на Улунгу и Зеву, откуда они собственными силами или с помощью нанятых аборигенов рассредотачиваются по ключам и протокам, чтобы заняться любимым делом. Реже кудесников удочки забрасывают на труднодоступную речку Аду, откуда они сплавляются, попутно рыбача. Основные объекты рыбацкого спроса на Бикине — хариус и ленок.

Более мелкий хариус идеально подходит для жарки и вяления, но не испортит и любую уху. Еще эту серебристую с красными пятнышками рыбу часто коптят в импровизированных коптильнях, имеющихся практически в каждом береговом бараке.

Более крупный ленок имеет мягкое белое мясо с отличными вкусовыми качествами. Крупный размер и структура мяса этой рыбы делают ее не лучшим вариантом для сковородки, но прекрасно сочетаются с ухой. Именно из ленка удэгейцы предпочитают готовить талу — блюдо из сырой рыбы. Выловленного ленка потрошат, отделяют мясо от костей, после чего употребляют в сыром виде с луком, сдобрив солью или соевым соусом. К слову, для копчения ленок тоже не очень подходит, и, чтобы довезти его до большой земли, рыбаки просто засаливают его.

Еще одним объектом рыбацкого фарта на Бикине является таймень. Поймать эту огромную по местным стандартам рыбу непросто и под стать только большому профессионалу рыбной ловли, вооруженному соответствующим оборудованием. Таймень является трофейной рыбой и поймавший его рыбак, зафиксировав свое достижение на фото, отпускает рыбу восвояси, то есть в реку. Однако не всегда этот ритуал человеческого тщеславия происходит быстро, и это время стоит могучей рыбе жизни. Все бы ничего, но не обладающую особенными гастрономическими свойствами рыбу порой даже не употребляют в пищу, так и оставляя гнить на берегу.

И все же рыбалка на Бикине — это ни с чем не сравнимое удовольствие. Ее прелесть в том, что даже самый неопытный рыбак, вооружившись простейшей удочкой с поплавком, не останется здесь без улова.

Не стали исключением и мы: пара десятков хариусов и шесть среднего размера ленков, немного скрасили разочарование от такого раннего финиша.

Вдоволь порыбачив, мы вернулись в барак и на ужин ели вкуснейшую жареную рыбу. Здесь мы проведем еще одну ночь, чтобы завтра отправиться в обратный путь. Нам предстоит вернуться в Улунгу, чтобы воплотить в реальность новые творческие планы, а также связаться с большой землей — впервые с начала экспедиции.

Продолжение следует…


Промо-ролик нашего путешествия


Читайте также:

Экспедиция «ExpBikin-2016»

Поехали!!!

2000 километров экспедиции «ExpBikin-2016». Мы вернулись!

Первый день. На пути в Красный Яр

Второй день. Первые километры по русской Амазонке

День третий. Суровый Бикин

День четвертый. Улунга

Пятый день. Зева

Шестой день. Все выше и выше


СМИ о нас:

Центр «Амурский тигр»Экспедиция «Бикин-2016» завершилась

Тихоокеанская Россия: Приморские журналисты вернулись из 2000-километровой экспедиции по национальному парку «Бикин»

Проект на РИА PrimaMedia: ExpBikin-2016

ОИАК: ExpBikin-2016


Генеральные партнеры экспедиции:

          

Стратегический партнер экспедиции:

Официальные партнеры экспедиции:

 

Специальные партнеры экспедиции:

Информационные партнеры экспедиции:

         

      %d0%bc%d0%be%d1%8f-%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b5%d1%82%d0%b0_%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be