274

Дом Владимира Арсеньева, дома Карлсруэ, Фернзихт и Сибирь, клуб им. Дзержинского, Дом книги и многие другие исторические здания, расположенные на первой линии на Светланской, в скором будущем перестанут существовать в том виде, к которому мы привыкли. Уничтоженные внутренние помещения, вынесенные стены, осыпающиеся фасады, разрушающийся кирпич – это то, что можно разглядеть невооруженным глазом. А сколько пагубных процессов происходит на молекулярном уровне, а сколько на коррупционном?! Этот вопрос остается открытым. Мы не знаем, что стоит за стеклянным колпаком ТЦ «Центральный», что или кто несет ответственность за разрушенный Дом книги. Под видом реконструкции уничтожается историческое наследие Владивостока. Горько осознавать, что никому до этого нет дела. Власти не проявляют никаких инициатив. Пока не напишешь, не ткнешь пальцем – никаких телодвижений. Но и тогда результаты не радуют. Отписываются: «У такого-то учреждения (ведомства) бюджета на проведение ремонтно-восстановительных работ не выделено». Т.е. они могут позволить себе новогодний корпоратив за 1 миллион рублей, а чтобы здание в порядок привести – на это денег нет. Да, финансы там совсем другие, но ведь можно пытаться их найти? Кажется, судьба зданий никого не интересует – разрушится, переедем в другое, а на историю года плевать.

В конце апреля во Владивосток с официальным визитом приезжал посол США в России Джон Хантсман, одно время он пребывал в должности губернатора штата Юта. Принимающая сторона пригласила меня встретиться с ним в неформальной обстановке и задать интересующие вопросы. Я захотел узнать, как в США обстоят дела с сохранением культурного наследия. Кто отвечает за состояние исторических зданий, и за чей счет их ремонтируют.

«Здания являются частью нашей жизни. Если мы их разрушаем, то разрушаем и культурное наследние, – размышляет Хантсман. – Когда я был губернатором штата Юта, мы прилагали все усилия для восстановления исторических зданий. Они очень важны для людей. Они (здания) говорят о прошлом, о традициях, об истории нашей страны. Каждое из них несет свою, уникальную историю».
При администрации Приморского края есть инспекция по сохранению исторического наследия. Честно, я не вижу их работы. Либо она тормозится бюрократической машиной, либо не ведется вообще. По словам Хантсмана, в США существует специальное общество по сохранению исторических зданий. При обществе есть совет директоров. Они тесно работают с мэрами и губернаторами. Общество выявляет приоритетный проект, важный именно местному населению, затем ищет финансирование для его реализации. Отписки вроде «бюджет не выделен» не принимаются. Нет денег? Будем искать. Причем не требовать у собственника здания, не накладывать на него штрафы, а искать у сторонних организаций, чаще всего частных. А если здание федерального значения, то деньги выделит фонд национального культурного наследия.

«Отношение к историческим зданиям в последнее время поменялось в лучшую сторону, – рассказывает Хантсман. – В предыдущие годы мы потеряли много красивых и важных для истории Америки зданий. Сейчас мы все делаем по-другому. Привлекаем к этому и местные, и федеральные власти, бизнес-структуры и просто частных лиц, заинтересованных в сохранении нашей истории».
Многие города в США пошли на кардинальные меры – муниципальные власти превращают исторические кварталы в целые пешеходные улицы, перекрывая дороги для автомобилей. В таких местах открываются музеи, галереи, торговые площади, и наблюдается экономический рост муниципального образования за счет притока туристов. Им есть где гулять, им есть на что посмотреть. Согласитесь, когда город ухоженный и представляет из себя не только стройные ряды торговых центров, но и культурные заведения, площади, скверы, парки, а также красивые исторические здания – гулять по нему куда приятнее.

Завершая этот пост, как и проект «Новый-старый Владивосток» я хочу добавить, что исторического будущего у Владивостока нет. Его не будет, пока некоторые депутаты занимаются разрушением внешнего облика города, пока не собраны инициативные группы, заинтересованные в сохранении культурного достояния, пока не выделяются бюджеты на восстановление того малого, что мы называем историческим наследием Владивостока.