Текст: Дарья Червова
Фото: Александр Хитров

Фалаза. Это слово невозможно сказать не нараспев. Будто нельзя оставить его без внимания — как и саму гору. Звуки перекатываются в рту, когда мы произносим название, и выстраиваются в приятное созвучие одинаковых по длине слогов. Кажется, что и забираться на ее вершину так же легко и приятно. Может, поэтому это место стало таким привлекательным для туристов? Ну если не брать во внимание ее оптимальную для среднестатистического туриста высоту, разнообразие вариантов подъема на вершину, удобное расположение, шикарные открывающиеся наверху виды и развитую инфраструктуру у подножья, то скорее всего! 

Для новичка в вопросах восхождения на вершины любая гора представляется как филиал Эвереста — бородатые люди с тяжеленными рюкзаками из последних сил карабкаются по отвесной скале, кислорода не хватает, в голове шум и двоится в глазах, но приходится двигаться дальше, иначе напарники в связке замерзнут вместе с ними… В общем, жутковатая картина, почерпнутая из фильмов, описаний путешествий и собственного воображения. У страха-то глаза велики. Но горы — это далеко не всегда скалолазание, это необязательно огромные тюки за спиной (на Эвересте, например, туристы пользуются услугами шерпов, т. е. носильщиков), да и не только бородатых мужиков туда пускают.

Это мы выяснили сами. К примеру, из нашей небольшой компании, отправившейся в сочельник подниматься на Фалазу и ночевать там, только один мужик перманентно бородат — это Александр Хитров. Это он затеял «Приморскую высоту» и теперь отдувается шикарными фотографиями и видео. Ну и, соответственно, помимо рюкзака со снаряжением обязан тащить на вершину камеры, штативы, объективы и прочее. 

     

Вадим Шкодин, второй участник похода, обычно бороду не носит. Он хорошо знает, какими тропами ходил Арсеньев, разбирается в альпинизме и имеет при себе тетрадь в кожаном переплете — на случай, если вдохновение застанет в пути. Он журналист и будет писать о нашем следующем приключении.

А это восхождение буду описывать я — Дарья Червова, еще один журналист в команде. Сразу скажу, что мне необычайно повезло идти в горы именно с этими ребятами. Они и тяжелое не дадут самой нести, и во всем помогут-подскажут. Только вовремя корми их и угощай таежным чаем.

Фалаза стала первой в проекте «Приморская высота», поскольку среди бывалых считается самой простой для восхождения. Зато ей выпало быть первой из наших зимних вершин (хорошо, что повезло с погодой — оба дня было тепло и относительно безветренно). Напомним, на каждой горе мы собираемся ночевать. И перед первым походом волнение было сильным — все ли взяли, не замерзнем ли, сможем ли быстро и правильно установить палатку… 

Гора: Фалаза (Литовка), 1279 метров.

Варианты подъема: три — северный (3 км), южный (2 км), восточный (8 км) склоны.

Как добраться из Владивостока: электричка (190 рублей с человека — 2,5 часа) или автомобиль (130 км — 2,5 часа).

Команда: Александр Хитров, Дарья Червова, Вадим Шкодин.

Дата: 06.01.17 — 07.01.17, 39 часов.

Снаряжение: палатка Red Fox Arctic Fox V2, спальники пуховые Red Fox Yeti-40 left (3 шт.), туристические коврики Red Fox Pro Mat Light 150x51x2.5 (3 шт.), туристические «пенки» (2 шт.), рюкзаки (60l, 80l, 100l).

Экипировка: Полупальто пуховое Red Fox Arctica женское (1 шт.), Куртка утепленная Red Fox Malamute мужская (2 шт.).

 ***

В день восхождения я проснулась в 6 утра. До электрички было еще целых полтора часа, поэтому удалось спокойно позавтракать и осмотреться в поисках забытых вещей. В заранее собранный рюкзак зачем-то полетели крем для рук, градусник и книжка Авченко. Но побороть приступы паники удалось, и книжка вернулась на полку. Все равно в запасе уже была электронная. 

Надев рюкзак, я едва не свалилась на спину. Выяснилось, что вещи сложены неправильно — внизу легкие, вверху тяжелые. Пришлось перекладывать. Зато поняла, что нужно взять с собой еще одни носки — на всякий случай.

От дома до станции Вторая речка идти около 20 минут. И они стали целым испытанием. Вес за плечами составлял около 14 кг, и мне было тяжело. Спина заныла, поясница начала болеть, ступни будто ощущали на себе всю тяжесть мироздания. Даже не чувствовалось, что утро выдалось морозным — пока плетешься на полусогнутых, становится даже жарко. Но продрогнуть я все же успела, пока ждали электричку. Тогда наконец осмотрелась вокруг — несмотря на раннее утро, на перроне было людно. Мужчины с коловоротами и металлическими коробами вовсю обсуждали писучей и благоприятные районы для рыбалки, изредка косясь в нашу с Хитровым сторону. Рыбаки. Их явно заинтересовали огромные рюкзаки, но заговаривать никто не стал. 

В 07.38 мы сели в подошедший вагон. Там тоже было полно рыбаков, которые встретили нас шиканьем из разных углов: «Турииисты». Мне такое поведение взрослых мужчин показалось странным, но отвечать не стала. Да и что тут ответишь. 

Саша и Вадик помогли закинуть вещи наверх, и я достала «читалку». Но книжка не шла. В предвкушении похода мы стали обсуждать, кто что взял с собой, говорили о проекте и планах. Через час все-таки стали дремать, и оставшиеся полтора часа пути лишь урывками возвращались в действительность — не проспали ли остановку. В вагоне было тепло, за окном вылезло солнце. 

В Анисимовке мы спросонья вышли в 09.54 утра и сначала даже замешкались, в какую сторону идти. Но вдруг увидели, как нам машет Ирина — хозяйка комплекса отдыха «Грибановка». Они нас встретили и отвезли к себе — горнолыжка находится прямо у подножья Фалазы, расстояние от станции — 6 км.

Кстати, в «Грибановке» я была впервые. Хотя место очень уютное и располагает к отдыху. Здесь есть склон для сноубордистов и лыжников, два подъемника и прокат. Пока мы пили чай с блинами, супруги Ирина и Александр рассказали о себе и своем бизнесе. Оказывается, склон начал благоустраиваться еще в 1998 году, и с тех пор комплекс отдыха только разрастается и идет в гору — в прямом и переносном смыслах. Подъемники устанавливают все выше, что привлекает любителей горных лыж. Грибановы постоянно работают над улучшением условий, оборудования и сервиса. 

Ирина и Александр нас подбадривали и давали ценные советы, как не замерзнуть зимой в палатке. Они также рассказали, что сейчас на Фалазе тренируется некий Леша, готовится к неким «обгонялкам» — за 45 минут добегает до вершины. Мол, если что нужно — доставит. 

     

После чаепития и разговоров в тепле наступило время отправляться в холод. На часах было 11 утра, когда мы вышли из кафе. На мне вновь был тот самый рюкзак. Правда, теперь он весил килограммов 12 — ребята забрали себе часть груза. Я спустилась с крыльца, попутно намазывая руки кремом и запихивая их в перчатки, застегивая ремни и постоянно поправляя шапку, наползающую на глаза. Настрой был самый боевой — я покоритель гор, великий турист и вообще почти альпинист. Встречные люди смотрели с уважением и интересом — куда это мы идем с такими рюкзаками, неужели ночевать на вершину?

Для начала нужно было пройти мимо сноубордистов. Ребята в ярких разноцветных костюмах и специальных очках под громкую музыку спускались вниз, по пути успевая делать разные пируэты. Им явно было легко и весело. Мы пошли с левой стороны вдоль трассы, ее уклон — градусов 15. И уже с первых шагов туристическое вдохновение улетучилось. Пока справа кто-то проносился вниз со свистом, я еле плелась вверх, сгибаясь под натиском груза. Дыхание сперло, стало жарко. И как эти шерпы бегают на вершины с чужим скарбом? И почему я не любила физкультуру в школе? Почему я не атлет?

Спина продолжала болеть, дышать стало нечем. А мы еще даже на тропу не вышли! Настроение, вдохновение, внутренний запал — все опустилось до нулей. Когда мы добрались до домиков базы отдыха «Высокая» наверху склона и сели на лавочку отдохнуть, я почти плакала. Из динамиков орала песня, из которой слух выдернул только «Не мучай себя…», она сменилась «У мамы дома на кухне так хорошо»… В голову полезли разные мысли. Но ведь отступать некуда. Я знала, что будет тяжело, но не в самом же начале. Но не настолько ведь. Мне стало стыдно, что я такой слабак. 

И тут Саша встает и говорит, что пора идти и что он понесет мой рюкзак. 

     

Сказать, что я была поражена – ничего не сказать. Попытки его отговорить успеха не принесли. Мне вручили фоторюкзак с техникой, который весит килограммов шесть, и, кстати сказать, тут моя жизнь наладилась. Саша стал нести свой рюкзак и мой (20 и 12 кг — всего около 32 кг), Вадик — свой и палатку (14 и 6 кг — всего 20 кг). Спустя некоторое время ребята пересмотрели вопрос с рюкзаками, и распределили вес поровну — у каждого стало примерно по 26 кг. Получилось, что к сашиному рюкзаку прикрепили палатку (20+6=26 кг), а Вадик повесил на себя свой и мой рюкзак — спереди и сзади (12+14=26 кг).

Итак, первый урок из этого похода: берем только необходимые вещи и сразу распределяем их поровну (например, можно было бы сразу взять один рюкзак побольше вместо двух). На Дашу в этом вопросе особенно не рассчитываем.

Надо сказать, что парни проекта «Приморская высота» тоже не атлеты, не только я. Поэтому делаем вывод, что им тоже было необычайно тяжело поднимать весь скарб наверх. Но зимой без всех этих непродуваемых, водонепроницаемых, терморегулирующих, согревающих, разжигающих штук никак не обойтись, а лучше взять с запасом. Будьте готовы, что в холодное время года вес рюкзака увеличивается в несколько раз. 

Мы начали подниматься по северному склону. Он известен тем, что тропа здесь составляет 3 км, но подъем достаточно крутой. Есть еще два варианта забраться на вершину. И можно было идти по пологому подъему 8 км, но мы не стали испытывать выносливость такими расстояниями. Хотя эта тропа тоже идет из «Грибановки», и они с нашей соединяются в круг. Но мы и спускаться там не стали. А про третий подъем – по южному склону через Смольный ключ — говорят, что он наиболее сложный (особенно зимой), поскольку имеет скалистые участки. Зато виды там всю дорогу весьма живописные, особого внимания заслуживает беседка ушуистов.

К слову я, пока забираюсь на вершину, не успеваю наслаждаться видами. Разве что на привалах. Потому что идешь вверх, спину тянет в противоположную сторону, ноги подкашиваются, руки цепляются за все подряд. А еще нужно ступню правильно поставить — боком, чтобы не скатиться вниз. Какие уж там виды. К тому же люди с Фалазы спускаются, в основном, на пятой точке, не думая о тех, кто поднимается по бобслейной трассе. 

И вот, так как я тот еще покоритель вершин, а парни не привыкли носиться по горам с таким грузом, останавливались мы часто. И тогда можно было оглядеться. На Фалазе очень красивый лес — ельник и немного березок. Здесь есть и сосны, и кедры, и пихты, и лимонник. В начале тропы мы даже видели тис. В тишине редко было слышно птицу, а на снегу лишь иногда виднелись следы белки и зайца. Видимо, из-за обилия туристов Фалаза не может стать настоящим домом для лесных обитателей. Впрочем, в теплое время года здесь наверняка все по-другому.

Настоящим праздником во время подъема стала остановка на роднике. Здесь развилка — на утес «Михалыч» и на вершину. Мы отдохнули, достали термос со сладким чаем и подкрепились орешками, попили воды из ключа.

Казалось, что как минимум половина пути пройдена. Но, как выяснилось, нет… После ручья мы вновь и вновь поднимались по крутому склону, а затем вышли на хребет. Слева — спуск, справа — спуск. Думаешь, ну вот, скоро вершина! А в итоге упираешься в стену — вот он, главный подъем. По накатанному спуску мы карабкались долго и мучительно. Здесь тяжелые рюкзаки показывают все, на что способны — тянут вниз, соскальзывают, цепляются. А еще сверху иногда прикатываются обломки снежного наста — эдакая бомбардировка от тех, кто поднимается или спускается впереди. По обеим сторонам тропы стоят стройные стволы деревьев, за которые рука так и тянется ухватиться — скользко. Только они и спасают. 

Восхождение на гору — это своего рода испытание. Это единение с природой. Это внутренние диалоги и любование пейзажами. На Фалазе в этот день было очень много людей — одни обгоняли и шли вверх, другие спускались и уверяли, что до вершины осталось «совсем чуть-чуть». В редкие моменты, когда удавалось отстать от своих и не пересечься ни с кем из туристов, наступало то самое умиротворение. Когда идешь, чтобы идти, дышишь как паровоз, а внутри просыпаются потаенные мысли. Мне во время подъема в голову приходили целые куски текста о походе. Но они забылись, едва дошла до вершины. 

Да, спустя целых 4 часа мы достигли ее. Вышли на какую-то полянку среди деревьев и стали друг друга поздравлять с тем, что это сделали. Что? И это вершина? Оказывается, у Фалазы нет такого открытого пика, как на Пидане, например. Здесь наверху лес. Но, конечно, если зайти за деревья, видишь тот самый крест, склон и бескрайние просторы Приморского края. 

     

Описывать увиденное — дело неблагодарное. Все-таки лучше смотреть своими глазами. Но можем пояснить — перед вами открывается вид на хребты Ливадийский и Большой Воробей и Шкотовское плато. Прямо напротив Фалазы — гора Пидан (Ливадийская), с тропы видно Туманную и Лысый Дед. Мы также увидели Находку с ее кораблями, самолет, садившийся в Кневичах, мосты Владивостока, огни Большого Камня и дым Артемовской ГЭС. От такой географии захватывает дух — половина Приморья как на ладони!

Но откроем секрет — любоваться красотами мы пошли не сразу. Отдышавшись, первым делом стали устанавливать палатку. 

Палатка Red Fox Arctic Fox V2 предназначена для полярных экспедиций и легко выдержит штормовые ветры. Только вот чтобы обрести свою суперсилу, она вынуждена иметь массу колышков, веревочек, прутиков-дырочек (или как это называется). В общем, вы поняли. Собрать ее на морозе впервые — настоящий квест. Но Саша с Вадиком справились, и вот спустя час я сидела внутри и грелась от портативной грелки — она надевается на баллон с газом. Очень полезная вещь. Помогает собраться с духом и все-таки переодеться в сухую одежду. 

Итак, второй урок. Обязательно позаботьтесь о сменной одежде (я вот не зря утром взяла с собой еще одни носки) и не пренебрегайте газовой грелкой. Даже когда такую тащишь наверх, несмотря на дополнительный вес в рюкзаке, она греет душу.

Устроившись в палатке, мы сходили на вершину и стали заниматься полезными делами. Саша пошел гулять в поисках фотошедевров, Вадик стал разводить костер, а я готовить ужин. Условия самые походные — вместо воды – талый снег. Главное – брать его, чуть подкопав сугроб. И кипятить, конечно. 

     

После макарон с тушенкой и чая с шоколадкой мы отправились смотреть на закат. Солнце, оставляя в тени одну часть хребта, заливало светом другую, по-своему раскрашивая картину и меняя рельеф. Облаков почти не было, и воздух, такой звонкий и прозрачный, стал увеличительным стеклом, показывая всю красоту заснеженных вершин. Провожать день, стоя на пике горы — это один из самых восхитительных моментов в походе. Фалаза — идеальное место для этого.

Связь на вершине ловит хорошо, поэтому Саша и Вадик периодически созванивались с кем-то. Мой смартфон подозрительно молчал весь день, но оказалось, что просто закончились деньги на счету. Как приятно, что есть Сбербанк Онлайн — пара кликов, и я снова на связи. А еще несколько лет назад и не думала, что буду на высоте 1279 метров пополнять баланс телефона. Спустя пару минут позвонила мама и полетели сообщения. Конечно, волнуются.

Когда стемнело, мы посидели у костра и расположились в палатке. У меня сильно замерзли пальцы на ногах, но тут выяснилось, что есть грелки для ног. Рекомендую всем и каждому в зимних походах — достаете из упаковки, трясете и кладете в носок — все, никаких мучений. На восемь (возможны варианты) часов вам тепло и приятно! 

Мы залезли в спальники и наконец-то согрелись. Да, эти спальники шикарны. А еще они очень мягкие — спишь, будто не перине. Под ними были самонадувающиеся коврики (которые нужно надувать самому, странное название) и пенки, а еще пол зимней суперпалатки. И хотя я боялась застудить внутренности, мозгами понимала, что этого не случится. 

До сна оставалось много времени. Накипятив чаю, снова пошли к вершине. Ночные огни городов подсвечивают небосвод, и мы как завороженные долго разглядывали окрестности, Внезапно послышался какой-то шум из-за деревьев. Здесь кто-то есть!

Из темноты выбежал парень в шортах, подбежал к кресту и посмотрел на наручные часы. 

Привет, ребята! Как ночевка?

Привет! Все отлично, спасибо, — мы немного опешили. Но тут меня осенило, — А вы случайно не Леша? – вспомнила я утренний рассказ Ирины о местном герое.

Да, Леша, — с удивлением говорит парень. И тут же добавляет, — Да, вам тоже привет с низу передавали.

И убежал.

Спортсменов на Фалазе полно. Пока мы поднимались, ставили палатку, готовили еду — постоянно вокруг были люди. Но чтобы ночью?.. 

Леша был не самым припозднившимся туристом в ту ночь. Совсем поздно, когда мы окончательно укутались в спальники и болтали перед сном, возле палатки вновь послышался скрип снега и раздались бодрые мужские голоса. 

О, палатка. Привет, ребята! Вы здесь? — судя по звукам, несколько парней подбежали со стороны вершины. 

Да-да, мы внутри, — ответили мы, — ночуем вот. А вы откуда?

Мы бежим траверсом с Пидана на Фалазу. У нас машина в Лукьяновке, сейчас спустимся в Анисимовку и пешком туда, — слышится через стенку.

Ого, вы даете. Ну удачи! Вы простите, мы уже спать улеглись, — извинились мы за то, что не вышли из палатки. 

Да ничего! И вам удачи!

И убежали. 

Мы еще поудивлялись, поболтали и решили спать.

    

Когда я засыпала, то выглядела так: теплые носки с грелками внутри, термоштаны, пижамные теплые штаны, тельняшка PrimaMedia и теплая-притеплая вязаная шерстяная кофта. А еще пояс из овчины, чтобы почки грелись и ни в коем случае не застудились. Сразу понятно, что я не планировала мерзнуть ни секунды. Но беда пришла откуда не ждали. Провалившись в сон, я проснулась от жары. Сначала раз, потом второй. Вытаскивание руки из спальника ненадолго восстанавливало термобаланс, и я снова засыпала. Но в третий раз проснулась от жуткого жара, будто выпила парацетамола, водки с перцем и какого-нибудь медвежьего жира вместе взятых, дабы сбить температуру. Вся мокрая, лежу зимой в палатке на вершине Фалазы. За «стеной» минус 26, ветер. Что делать? Посомневалась еще немного, раздеваться или нет, и решила, что оставшись во всех этих одеждах, схлопочу тепловой удар. В спальнике хватило места, чтобы я спокойно сняла с себя все то, что должно было защищать от мороза. Ну как «спокойно»… Накануне мы смотрели фильм «Эверест», и, конечно, в тот момент вспомнилась сцена, где человек сходит с ума от холода и начинает раздеваться в полной уверенности, что ему дико жарко. Натерпелась, в общем. Это все от паники, а ей не место в экстремальных условиях.

Это урок третий. Не паникуйте.

После «разоблачения» я наконец-то сладко уснула. Кажется, проваливаясь в сон, даже загадала какое-то желание в честь Рождества.

Утро началось со звука открывающегося замка двери палатки. Это Саша, он очень быстро стал говорить: «Просыпайтесь! С добрым утром! Я сфотографировал рассвет на второй вершине. Там очень красиво! Давайте чайник ставить. Надо снега набрать. И дров найти. Вадик, я нашел, где много дров — там в районе второй вершины. Давайте позавтракаем и туда сходим? Я вот сходил за 25 минут туда-обратно». Мы спросонья еще плохо соображали, кто мы и где мы. А у Хитрова уже такая бурная деятельность. Но оно и хорошо. Только когда он успел выбраться из палатки? Я даже не слышала, так хорошо спала.

Здесь неискушенный турист удивился — вторая вершина? 

     

Да. Оказывается, в 500 метрах от «нашей» стоит еще один крест. И именно он определяется GPS как «г. Литовка, 1279 м». Здесь тоже очень красиво, мы чуть позже сходили и сюда. По пути встретили знакомого и несколько групп туристов. Не тропинка, а хайвэй! У того креста мы сфотографировались на фоне открывающегося вида для «Приморского Барса». Затем вернулись к палатке и сфотографировались возле «нашей» вершины. На всякий случай. (Для получения значка «Приморский Барс» необходимо сфотографироваться на 10 вершинах края, команда «Приморской высоты» планирует получить значки в этом году.)

Утром и днем на вершине возле палатки мы познакомились и поболтали со многими людьми. Некоторые грелись у нашего костра, другие угощали «волшебным» чаем, третьи просили сфотографировать их на вершине. Приятно, что Фалаза пользуется такой популярностью у туристов, и в это рождественское утро все они решили прийти именно сюда. Кстати, пора уже уточнить, что без тяжеленных рюкзаков обычные туристы забираются на вершину всего за 1,5-2 часа. Гора считается легкой для восхождения, сюда идут туристы с любым уровнем подготовленности. Особенно красиво на горе осенью (впрочем, как на любой горе в Приморье).

Итак, поболтав с туристами и пообедав (наш завтрак из поджаренного на костре хлеба с сыром и салом плавно перерос в обед из гречки с тушенкой), мы стали потихоньку собираться. Подсушили вещи на костре (так они становятся легче), свернули палатки-спальники, разложили вещи по рюкзакам. Это заняло меньше времени, чем когда мы все распаковывали. 

Погода стояла теплая и безветренная, в самый раз продолжать прогулки по зимнему лесу. Мы убрали мусор с поляны, постояли напоследок немного на вершине и отправились вниз. В этот раз мне все-таки достался тот первый, зеленый рюкзак, который теперь весил килограммов 10. Рюкзак с камерами Саша забрал и собирался фотографировать при спуске. 

     

Что ж, спускаться — не подниматься, подумала я и с воодушевлением закинула его на плечи, застегнула ремни и надела перчатки. Ступив на тропу, сразу же поскользнулась и схватилась за ближайшее дерево. Рюкзак добавлял инерции, и я летела от дерева к дереву, иногда прокручиваясь на каком-то из них. От постоянного напряжения мышцы заныли. Еще было страшно улететь с косогора — и не по тропе, а со склона куда-то в лес. Все эти страдания были обусловлены тем, что мы не хотели спускаться сидя, как наши предшественники. Не хотели участвовать в преобразовании туристической тропы в бобслейную трассу, которая так вымотала при подъеме. 

Но так получилось, что Саша с рюкзаками и камерами все-таки не успел поймать дерево, упал и повредил уже травмированную спину. Идти стало сложно. Поэтому мы плюнули на свои намерения спуститься пешком и с радостью покатились вниз, усевшись на тропе. Конечно, дело пошло быстрее. Так сказать, пошло-поехало. Хотя камеры Саша спрятал от греха подальше, а тормозить приходилось очень часто, ведь в «трассе» были и корни, и камни, и неожиданные повороты с обрывами.

Где-то в середине тропы я поняла, что вся спина у меня мокрая. Штаны от лыжника надела без ремней-подтяжек, превращающих их в комбинезон, и поэтому мои оберегаемые почки теперь страдали больше всего. Тельняшка вся в снегу и встала колом, было холодно и противно. Вспомню-вздрогну. А еще ботинки постоянно загребали снег, поэтому со временем носки промокли насквозь. И руки без перчаток по снегу… Потому что в варежках жарко, а без них — в самый раз.

Спуск занял чуть больше часа. Уставшие, но довольные, мы наконец вышли к горнолыжке. С гордостью прошли мимо сноубордистов. Один из них остановился возле нас и сказал, что знает кто мы и следит за проектом, похвалил фотографии Саши. Было очень приятно получить такую поддержку, когда почти не осталось сил. Мы дошли до кафе и наконец сняли рюкзаки. 

В тепле усталость навалилась с новой силой. Я разулась, сняла верхнюю одежду и медленно села в кресло возле елки. Рядом на полу играли дети. Кажется, они даже что-то мне показывали и рассказывали, но я была малоразговорчивой тетей, кивала в ответ и иногда пыталась что-то промычать-промяукать в ответ. Будто вся усталость мира упала на плечи. Ирина и Александр встретили нас снова гостеприимно. Угостили борщом и чаем с блинами. Налили немного алкоголя. Мы болтали с ними о «Грибановке» и о Фалазе, когда вдруг поняли, что надо ехать домой. Оказалось, что до последней электрички всего полчаса. Александр отвез нас на станцию и пригласил как-нибудь приехать покататься на сноубордах. Мы, конечно, ответили, что постараемся, поблагодарили за все и остались на перроне. 

В Анисимовке зимой холоднее, чем в «Грибановке» и на Фалазе. И за 10 минут ожидания электрички я успела замерзнуть. Но была надежда отогреться в вагоне. Увы, она не оправдалась. Эти 2,5 часа до Владивостока я запомню навсегда — так еще мерзнуть мне не доводилось. Пар изо рта, двери между вагонами без конца открывают и не закрывают за собой, печка под сиденьем еле теплилась. А у меня, напомню, мокрые ноги и спина. Носки будто заледенели, приходилось крутить ступнями, чтобы разогнать кровь. Всю дорогу тряслась и читала книжку. Под конец поездки стало закладывать нос, горло запершило. Что же, я победитель по жизни — переночевать зимой на горе и простыть в электричке по пути домой.

Кстати, дома мы были в 22.00. Приключение длилось 39 часов. 

Спасибо, Фалаза, за удивительное приключение! Спасибо, что пустила на вершину. Следующим станет Пидан. Надеюсь, недельная простуда после восхождения не станет для меня доброй традицией.

ВНИМАНИЕ! Зимние походы в горы с ночевкой требуют наличия соответствующей экипировки! Минимальный набор включает в себя штормовую палатку, зимний пуховый спальник с температурными параметрами не менее -20 °C, набор сменной теплой одежды, запас продуктов. Планируя поход, обязательно ознакомьтесь с прогнозом погоды (в том числе, ночными значениями) для места, в котором собираетесь ночевать. Обязательно оповестите родных и друзей о маршруте своего похода и его продолжительности, договоритесь о времени выхода на связь. Заранее сопоставьте возможные сложности со своими возможностями!

   

Что мы знаем о Фалазе

Гора Фалаза (с 1972 года — Литовка) — одна из вершин Ливадийского хребта (до 1972 года — хр. Пидан). Высота над уровнем моря — 1279 метров, набор высоты — 1000 метров. Старое название китайское, состоит из компонентов: «фоу» (холм), «ла» (груда камней), «цзы» (суффикс) – холм, гора [Соловьёв Ф.В., 1975].

До 1972 года название Фалаза в Приморье носили сразу три вершины: собственно, нынешняя Литовка, горы Лобная (Фалаза Малая) и Открытая — в Ольгинском районе края.

Ближайший населенный пункт — село Анисимовка (до 1972 года — Кангауз — по названию одноименной реки, теперь — Суходол). К слову, эта река в китайской географии начала XVIII века под названием Фалиньхэ, в чем также можно искать корни первого названия горы Литовки (тоже названной по имени ближайшей реки).

До присоединения Южно-Уссурийского края к России окрестности Фалазы были заселены китайцами. Русские переселенцы появились в этих местах в начале XX века, основав в 1901 году село Кангауз. Их стараниями, а также благодаря строительству Сучанской узколинейной железной дороги, деревня быстро разрослась.

Первое упоминание окрестностей Фалазы есть у первопроходца края и русского офицера-лесничего Алексея Будищева, который одним из первых обследовал эти места в 1859-1867 годах.

Вот, что он пишет в своей книге «Описание лесов южной части Приморской области»:

«Канхоуза (Кангауз — прим. авт.) составляется из двух рек — Канхоуза и Хомяхоуза, которые разделяются между собою высокими горами, поросшими густым лесом. К вершинам речек этой системы горы еще выше и лесистее; сперва мы думали, что они принадлежат главному водораздельному хребту Сихотэ, но оказалось, что против вершин Канхоуза находятся источники р. Сича (Тигровая — прим. авт.), притока Сучанской системы. На ближних же горах виден только плохой дровяной, редко поделочный, лес. Лучших пород деревья – ясень, ильм, клен, орех – нарубаются китайцами в надречной полосе леса».

Из первопроходцев бывал в этих местах и В. К. Арсеньев, начинавший свое изучение Уссурийского края именно с территории нынешнего Шкотовского района.

«От Шкотова вверх по долине Цимухе сначала идёт просёлочная дорога, которая после села Новороссийского сразу переходит в тропу. По этой тропе можно выйти и на Сучан, и на реку Кангоузу (Гань-гоу-цзы — сухая падь (долина)) к селу Новонежину. Дорога несколько раз переходит с одного берега реки на другой, и это является причиной, почему во время половодья сообщение по ней прекращается» («В горах Сихотэ-Алиня»).

     

Фалаза и ее склоны покрыты густым, преимущественно еловым, лесом. В предгорьях горы встречается тис, в изобилии кедр, ель обыкновенная и несколько видов березы, в том числе береза каменная.  Здесь произрастают  заманиха и лимонник, шиповник и дикий виноград.

Вершина горы двойная, на ее западном отроге установлен крест, который называют «Крест Фалазы». Вариантов подъема несколько: со стороны горнолыжной базы «Грибановка», со стороны ключа Смольного, со стороны села Тигровое.

Фалаза – одно из самых популярных мест среди скайраннеров и любителей экстремальных видов спорта. Самые известные мероприятия — «Falaza Challenge» и «Январские обгонялки».


  • Михаил

    Мы расскажем, как с минимальными затратами сил, времени и денег и при этом безопасно покорять желанные вершины.

    так и где это ?

    • Александр Хитров

      Так выше жеж

    • Zeka VAsch

      Все же легко. Находите спонсоров, покупаете снарягу. Остается лишь подняться =)

      • Александр Хитров

        Ну найти и заинтересовать спонсоров дело не из легких

  • Anna Gvozdievskaya

    Я очень рада за вас, что вы поднялись и благополучно спустились, но я ждала, когда вы Александр предупредите о первом подъеме, но так и не дождалась, а прочитала уже здесь эту прекрасную статью. «Поднимайтесь с нами» называется.

    • Александр Хитров

      Об этом мы предупреждали и здесь и в соц. сетях. За неделю. Вот и о Пидане предупреждаем)

      • Anna Gvozdievskaya

        Благодарю, конечно, что вы сейчас и именно здесь предупреждаете, просто я в соц.сетях не нахожусь регулярно, и просила вас ответить в ватссап, а сейчас за четыре дня сложно девушкам собраться, так как нужно подготовить и палатки и всё остальное, так как вы не говорили, что будут у вас подъемы с ночевой. Честно, у меня сложилось мнение, что не очень то вы и желаете видеть рядом с собой, таких же туристов, как вы, вам и в троём отлично. Я думала, что у меня появился шанс осуществить такие классные подъемы, но не так всё просто.

      • Александр Хитров

        Это лишь ваши домыслы, а то, что вас в соц. сетях нет — сорян. Здесь уж нет моей вины. Ну и повторюсь еще раз. Нам регулярно поступают просьбы с тем, что бы мы взяли с собой людей. Я всех упомнить не могу — я не машина. Поэтому оповещаю здесь и в соц. сетях.

  • Елена Тигранян

    Красиво! На Приморского барса надо 10 вершин. А на какие ещё, кроме этой 10-ки пойдете?

    • Александр Хитров

      Спасибо!)

      Весь список вершин здесь:

      http://prim25.ru/primorskaya-visota/

      Вместо Ко пойдет на Глухоманку (Сихотэ-Алинский заповедник). Решили Ко убрать из списка, т.к. все-таки Хабаровская она, не Приморская)

  • Владимир Крылов

    Спасибо за увлекательны рассказ и замечательные фотографии! Обожаю путешествия и покорителей. Сам последние 10 лет поднимался на эти многие вершины, ночевал наедине с природой. Правда, не зимой, а с весны до осени. На Фалазе был с сыном на 9 мая. На вершине и с северной стороны ещё лежал снег. Спускались на 5-ой точке, чтобы вырваться из снежного плена. В одиночку покорил Облачную (1854м.) и гору Ко (2003м.). Последняя гора в Хабаровском крае — Ведьмина гора — осталась на всю жизнь в памяти. Там пришлось многое пережить: и страх дикой ночи, и радость красоты утреннего рассвета в этих пустынных горных дебрях. Особенно красиво на Ольховой (Китайской, 1669м.) С мая собираюсь снова в горы…Тянет…Я там родился…

    • Александр Хитров

      Спасибо!)