Экологическая катастрофа подбирается к Славянке семимильными шагами – скоро поселок останется без моллюска, рыбы и знаменитых песчаных пляжей

 

Сегодня мне прислали фото и видео материалы, снятые на Маньчжурке – муниципальном пляже поселка Славянка. Этот пляж – излюбленное место отдыха жителей и гостей поселка. Однако, на смену золотистому горячему песку пришла гниющая морская трава и острые осколки ракушек. Несмотря на то, что волонтеры поселка Славянка регулярно проводят субботники и чистят побережье, выброшенная на берег трава моментально снова засоряет не только береговую линию, но и воду. Могу предположить, что позагорать на пляже можно будет лишь заткнув нос прищепкой, а о купании жителям поселка вообще стоит забыть.

Всё это – не природное явление, а традиционное деяние рук человеческих. Если быть точнее, то простая добыча моллюска спизула при помощи драг.

Ракушка добывается в непосредственной близости от берега. Промысел ведется вполне легально – есть официальное разрешение Федерального агентства по рыболовству на вылов 130 тонн спизулы у побережья Хасанского района.

Катера с драгами прочесывают дно бухт Нарва, Бойсмана, Баклан, Табунная, Рейд Паллады и залива Китовый. После каждого такого “рейда” в воде оказывается огромное количество оторванной травы, которую вскоре прибивает к берегу.

Причём здесь морская трава и экология? Дело в том, что данный вид обработки дна наносит значительный ущерб поголовью рыб. Морские водоросли являются кормовой базой и для молоди той же спизулы, на которую идет охота. Еще чуть-чуть и в водах Хасанского района добывать будет нечего. Останутся существовать лишь частные морские фермы. Так, в бухте Перевозной в начале 1990-х годов драгами велась добыча водоросли анфельция – в результате в бухте в течении десятилетия не водилась ни навага, ни сельдь, ни камбала.

Покойный приморский ученый, заслуженный эколог России Борис Преображенский рассказывал в своем интервью газете “Новый Приморец”: “Я неоднократно писал об этом в Межрайонную экологическую прокуратуру. Мы с прокурорскими выезжали на место в бухту Бойсмана. Такое же варварство проводили и на острове Попова, полностью разрушив нерестилища камбалы.

По его словам, добывающие спизулу морские боты используют экологически опасные драги с гидромониторами, которыми размывается весь грунт и вырываются все морские травы с корнями, полностью уничтожаются нерестилища и места нагула молоди рыб.

«Возникает ситуация, описываемая одним выражением : экологическая катастрофа», — подчеркнул Преображенский.”

©Газета «Новый Приморец», декабрь 2015 года

А вот доктор биологических наук, профессор Владимир Раков считает, что выброшенная морем после шторма трава явление вполне нормальное:

Катастрофа – это уже слишком! На фотографиях практически нет никакой морской травы, а повсюду штормовые выбросы красной неприкрепленной водоросли – анфельции тобучинской. На основном фото хорошо видны все стадии ее пребывания на берегу: на переднем плане давно выброшенные на берег водоросли смешанные с песком, отчасти сгнившие и высушенные – сырье из них плохое (агара немного, масса песка). Далее идет полоса из анфельции фиолетового цвета – это наиболее качественная продукция товарного вида – такую необходимо заготавливать, формируя тюки, и отправлять на агаровые заводы. И у самой воды – сырая водоросль (она же снята крупным планом на многих фото), относительно недавно выброшенная волнами на берег и еще не высушенная. Такую необходимо раскидать повыше более тонким слоем и просушить, прежде чем упаковывать в тюки. Именно в бухте Маньчжур (Баклан), а также в некоторых других названных в этой информации бухтах и в проливе Старка (между островами Попова и Русский) находятся промысловые скопления этой ценнейшей водоросли и ранее здесь, прямо на берегу ее заготавливали бригады заготовителей, организованные агаровыми заводами во Владивостоке (закрыт в конце 1960-х), в п. Веселый Яр (ВАЗ – Владимирский агаровый завод, в Ольгинском р-не – не занимается агаром с середины 1990-х, когда “приказал долго жить” “Приморрыбпром”, которому он принадлежал) и агаровый цех в п. Южно-Морской (теперь это г. Находка, и агар не делают также с середины 1990-х). Годовая квота добычи анфельции в указанных бухтах, разрешенная ранее, составляла порядка 1 тысячи тонн. С закрытием агаровых заводов в Приморье, анфельцию перестали заготавливать, хотя какое-то время еще лет 10-15 назад были маленькие цеха во Владивостоке (о.Попова) и в п. Раздольном. Однако из-за дороговизны электроэнергии (анфельцию для получения агара надо варить) и извести (она необходима для получения агар-агара), а также из-за непосильных поборов (налоги, НДС и т.п.) теперь этого не делают. Кроме того, кондитерская фабрика во Владивостоке – один из основных потребителей агар-агара (напомню про “Птичье молоко”), находится не в лучшем эконом состоянии (в прошлом году или чуть ранее, ее банкротили). А медицинская промышленность, один из основных потребителей “чистого” агар-агара, предпочитает использовать заморское сырье, а в европейской части страны – еще и от заводиков на Белом море, где есть запасы и ведется добыча другого вида анфельции (пликата). Поэтому, добытчики моллюсков, скорее всего, совершенно не причем, тем более, что упомянутые в информации двустворки не живут под слоем поля анфельции. Её выбрасывало всегда ранее, выбрасывает сегодня и будет выбрасывать на берег штормами пока есть промысловое поле. То, что работники убирают пляжи от штормовых выбросов – это уже их проблемы – рачительные хозяева пляжей могли бы ее заготавливать, накапливать в каком-нибудь сарае (сушеная анфельция хранится десятилетиями и при этом ее качество почти не изменяется) и при случае – сдавать на изготовление агара предпринимателям, если сами лень этим заниматься.

Так это или нет, покажет время. Мы же в свою очередь будем наблюдать и ждать. А так же искать тех, кто все таки сможет запретить варварский способ добычи моллюска.