677

 

Текст: Дарья Червова

В конце декабря мы отправились в Большое Северное Путешествие, которое длилось более двух недель. О нашем нелегком пути из Владивостока в Терней, о двухсуточном пребывании на кордоне Сихотэ-Алинского заповедника и прогулках по его окрестностям мы уже красочно описали в ранее опубликованных материалах.

 

На очереди следующее повествование, где мы расскажем как добирались до села Агзу, чтобы в компании удэгейцев встретить Новый год. Добраться до самого северного населенного пункта Приморского края можно двумя способами — по воздуху и по воде. Было решено испробовать оба варианта, но начать с воздуха. О 3,5 часах воздушного путешествия на вертолете и том, что этому предшествовало — в наших путевых заметках.

IMG_4482.jpg

На кордоне заповедника, где мы провели две первые ночи нашего путешествия, наступило утро. Машина пришла раньше оговоренных восьми часов, поэтому нам пришлось в спешке складывать вещи в рюкзаки и прибираться в доме. Вскоре микроавтобус с эмблемой Сихотэ-Алинского заповедника вез нас на местный аэродром. Мы нервничали по поводу предстоящего перелета, переживали о наличии свободных мест и о том, долетим ли.

IMG_4314.jpg

Пока ехали, рассвело. Удалось разглядеть Терней: много старых заборов и покосившихся от времени изб, но встречались и добротные дома с новыми оградами и спутниковыми тарелками. Наш путь пролегал мимо больницы — одноэтажного здания, обшитого белым сайдингом. Рядом с ним стояла старенькая карета скорой помощи. Серую и унылую картину северного поселка разбавляли красками лишь разноцветные вывески магазинов, встретившихся нам на пути. На дорогах уже появились первые прохожие, а также несколько собак с поджатыми от холода хвостами.

Наконец, микроавтобус остановился возле небольшого обветшалого здания с табличкой “Терней”. Еще не выйдя из машины, увидели Никиту — именно у него мы договорились погостить в Агзу. Он удэгеец и направлялся в Агзу встретить Новый год с родными. Обменявшись приветствиями, вместе с ним зашли внутрь здания.

IMG_4327.jpg

МОЖНО СТОЯ ПОЛЕТЕТЬ

Оно, к слову, выглядит старым и потрепанным не только снаружи. Капитального ремонта здесь не было будто лет 20, а то и больше: трещины и дыры в стенах, облупившаяся краска, обшарпанный пол. В нем всего две комнаты — зал ожидания и касса с весами, везде много людей, одетых по-северному тепло. К моменту нашего прибытия у заветного окошка уже выстроилась толпа желающих заполучить билет на винтокрылую машину, несмотря на то, что до начала работы оставалось еще около 20 минут. В воздухе витало напряжение, что было понятно — люди переживали, что билетов на всех не хватит. Основания для этого были: в первую очередь билеты продаются тем, кто записался заранее, а таких было много. Остальным же пришлось бы ждать другой вертолет, который будет только через неделю, в следующий понедельник.

IMG_4325.jpg

IMG_4324.jpg

По совету Никиты мы первым делом отправились к весам, чтобы узнать вес своих рюкзаков, что является обязательным условием при оформлении билета. Бесплатно можно взять на борт не больше 10 кг багажа на человека. Все, что сверх этого веса, оплачивается отдельно — около 17 рублей за килограмм. В нашем случае так и произошло — большие грузовые весы советских времен показали 13-килограммовый перевес наших сумок.

Касса открылась с небольшим опозданием, а затем ее сотрудники еще задержали начало продаж билетов, решая какие-то вопросы. Наконец, из окошка стали раздаваться фамилии, началась выдача билетов. Наши фамилии в списке присутствовали благодаря стараниям Никиты.

Стоя в очереди, часто становишься невольным слушателем разговоров вокруг.

Запустили Аврору, так на нее не попасть. Еще и шатает в разные стороны, — говорила своей собеседнице женщина средних лет в стареньком сером пуховике.

А мы летали — нормально, только сейчас все билеты проданы, дополнительных рейсов они не делают, — отвечал ей кто-то из толпы.

На наш вопрос, на сколько человек рассчитан вертолет, женщина в сером ответила тоже вопросом:

Сидячих или стоячих?

Как, и стоя людей пускают? — удивились мы.

Ну, а если вам скажут, что билетов нет, но можно полететь стоя, согласитесь?

Мы немного растерялись, но закивали в ответ. Куда же деваться, не сидеть же здесь неделю.

Вот люди и стоят. Внутрь по-разному людей влезает, зависит от того, сколько груза, — продолжила она.

Несколько лет назад нас 53 человека летело, — то ли с гордостью, то ли с сожалением добавил рядом стоящий парень.

У весов постоянная суета — перед Новым годом люди везут с собой объемный багаж: сумки, коробки. Несколько человек везли торты к празднику.

Вдруг голос из окна произнес наши фамилии и мы забрали наши билеты по 1266 рублей каждый, а также заплатили за перевес багажа (вышло на 440 рублей) и со спокойными сердцами отправились в зал ожидания на регистрацию.

Дверь в пункт досмотра находится прямо по центру зала. У нее небольшая очередь и суета — пассажиры заносят много сумок и коробок. Подмечаем, что их никак не проверяют. Наши рюкзаки тоже избежали досмотра, не пришлось выворачивать и карманы. Единственное за чем здесь строго следят так это за весом багажа. Поставив сумки на весы, с удивлением для себя обнаружили, что наш багаж весит на 5 кг меньше, чем при первом взвешивании. Остается только догадываться, какие из весов врут. Не исключено, что и те, и другие. Оформив документы, женщина в очках отправила нас в соседнюю комнату, куда ведет дверь из пункта досмотра. Здесь же ожидает погрузки на борт вертолета багаж.

IMG_4326.jpg

ЛЕТАТЬ МОГУТ НЕ ВСЕ

Оставив там сумки, мы вернулись в зал ожидания. Люди все шли и шли, а атмосфера накалялась. С разных сторон слышались возмущенные голоса тех, кому не удалось купить билет. Больше всех злилась молодая девушка с грудным ребенком. Как оказалось, малыш заболел, и им срочно нужно было попасть в деревню, но билетов на вертолет не досталось.

Следующий вертолет должен был прийти только 4 января, а потому тем, кто не попал на вертолет, оставался только морской вариант, а это почти сутки в пути.

Теплоход “Владимир Голузенко”, ходящий до Адими, отходит из Пластуна, а это значит, что сегодняшним неудачникам нужно было сначала добраться до другого поселка,а потом перенести 20 часов морской качки. Но и это еще не все, что выпадает на их долю: еще 2,5 часа дороги по горному серпантину до Агзу вряд ли кого особо прельщает. Но и тут не так все просто, и чтобы уехать из Адими нужно заранее договориться с кем-то из знакомых, так как общественный транспорт не ходит.

В оставшееся до полета время мы наблюдали следующую картину. Люди подходили к тем, кто летит, и просили передать подарки родным или друзьям в Агзу. К стоявшей рядом с нами молодой паре в течение 5 минут подошли трижды с подобной просьбой. Сначала просили передать вакцину для больницы, затем подарок бабушке и посылку тете. Ребята оказались отзывчивыми и не отказывали просящим. Когда им уже некуда было складывать “передачки”, они отправляли желающих что-то передать к другим пассажирам.

Вон Гале отдай или Петьке, — парень кивнул в сторону толпы.

По разговорам, стало понятно, что здесь все друг друга знают. Наш вертолет доставляет людей сразу по нескольким деревням, приземляясь в Амгу, Светлой, Единке, Соболевке и Агзу. При этом для каждого поселения есть определенные квоты пользования воздушным транспортом. К примеру, до Агзу больше четырех человек не записывают, чтобы жители других деревень могли добраться до дому. Билет до конечной “вне записи” можно купить, если после того, как запишутся пассажиры до всех остановок, останутся места, что, как уже может стать понятно, практически невозможно. Такой расклад очень не нравится жителям самого дальнего поселения по маршруту, но ничего изменить они не могут.

Как-то неожиданно створка регистрации распахнулась и объявили, что пассажирам пора идти на площадку. Тут же толпа ринулась в комнату с багажом, и быстро похватав сумки, коробки, рюкзаки, люди выскочили на площадку через другую дверь. Всех попросили подождать, чтобы погрузить самые тяжелые вещи на тележку, и люди отнеслись с пониманием.

Прозвучала команда на посадку, и мы с сумками наперевес очень быстро пошли к уже ожидавшему нас черно-серому вертолету Ми-8. Первыми в вертолет запустили тех, кто летит до Агзу. Мы поднялись на борт.

IMG_4329.jpg

IMG_4330.jpg

3,5 ЧАСА ПОЛЕТА ВО СНЕ И НАЯВУ

Внутри Ми-8 выглядит как узкое продолговатое помещение с двумя лавками по бокам и иллюминаторами в бортах. Кабина пилотов с одной стороны за железной дверью, металлическая лесенка наверх — в хвосте. Мы сели в самом конце, рядом с наваленным как попало грузом. Постепенно все скамейки были заняты пассажирами, а остальное пространство заполнил багаж. Подписанные коробки, сумки, рюкзаки, свертки, крупные запчасти, пакеты, торты были везде — между лавками и под ними, на коленях у людей. Руки и ноги быстро замерзли, изо рта шел пар.

IMG_4332.jpg

Признаюсь честно, что полеты на вертолетах я представляла себе иначе. Ведь вряд ли правила безопасности полетов разрешают перевозку около 20 человек и полтонны багажа на борту. Но тут это никого не смущало, многие летели не в первый и даже не в 10 раз. На борту больше было молодежи, чем пожилых. Скорее всего, студенты летели на каникулы к родителям.

Наконец, лопасти над нами закружились быстрее, и мы медленно поднялись в воздух. Немного покачиваясь в разные стороны, Ми-8 стал набирать высоту. Очень быстро Терней оказался где-то позади, в иллюминаторе показались горы, целые массивы их с одной стороны, и море — с другой. Яркое солнце осветило все вокруг — склоны заснеженных сопок, узкие лесовозные дороги, замерзшие бирюзовые реки. В иллюминаторе напротив были видны блики и “барашки” из пены на сине-голубой морской глади. От таких живописных видов захватило дух, и терзавший нас страх как-то сразу пропал. Надышали — в салоне стало заметно теплее, что не могло не радовать.

IMG_4334.jpg

IMG_4347.jpg

Минут через 40 между сопок показались домики и дворы. Немного покружив над морем, мы приземлились на аэродроме села Амгу. К вертолету сразу же подбежали встречающие — они помогали нести вещи тем, кто уже добрался до места назначения, забирали посылки. Остальные пассажиры тоже вышли подышать воздухом, посетить туалет и немного отойти от полета, пока идет дозаправка. Здесь Никита познакомил нас со своим братом Богданом. Он учится во Владивостоке, но новогодние каникулы решил провести в Агзу вместе с братом.

IMG_4356.jpg

IMG_4401.jpg

Остановка была короткой, и через 10 минут мы снова оказались на борту. Пейзаж за стеклом был все так же прекрасен, но в салоне стало невыносимо жарко.

IMG_4374.jpg

IMG_4379.jpg

Спрятанные где-то в лавках печки, превращали дальнейшее путешествие в муку. Стало сильнее закладывать уши, и уже было понравившийся перелет начал нравиться нам все меньше. Более опытные пассажиры под грохот лопастей подсказали, что делать в таком случае. Оказалось, что наушники нужны, чтобы защитить перепонки от перегрузок, а еще нам посоветовали иногда пить воду — помогает при перегрузках. Здесь же на борту научили делать “продув” — закрыв нос, дуть в него, пока не почувствуешь, как из ушей выходят воздушные пробки.

IMG_4382.jpg

IMG_4384.jpg

Но наши уши почему-то оказались не готовы к таким экспериментам, и их стало закладывать так, что было больно даже прикоснуться к ним. Спасительные “продувания” очень долго не получались. Потом все-таки это удалось, но к тому времени и эти процедуры стали очень болезненными. От жары клонило в сон.

IMG_4387.jpg

IMG_4393.jpg

Некоторые пассажиры уже дремали на грудах сумок и коробок, но нормально уснуть у них не получалось — постоянно падающие с разных углов салона вещи делали погружение в “царство Морфея” кратковременными.

IMG_4403.jpg

IMG_4447.jpg

В других селах, где мы совершали посадку, к вертолету так же бежали люди, кто-то выходил, кто-то садился. Становилось все жарче, сидеть спокойно уже было невозможно. При этом люди сидели очень плотно: ни повернуться, ни развернуться.

IMG_4407.jpg

IMG_4418.jpg

IMG_4421.jpg

В Единке вышло много людей, поэтому последний отрезок пути был лучшим: в салоне стало просторно, груза на борту стало заметно меньше. Мы наконец смогли снять куртки и немного прийти в себя. Спустя 3,5 часа мы все-таки добрались до Агзу.

IMG_4457.jpg

IMG_4475.jpg

Ощутив под ногами землю, хотелось припасть к ней всем телом, чтобы больше ее не покидать. В нос ударил холодный морозный воздух, солнечные блики на снегу заставили жмуриться.

IMG_4477.jpg

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗЕМЛЮ

Вертолет встречали человек 15. Одни помогали нести кому-то багаж, другие — принимать груз. На землю стали выкладывать коробки, сразу сортируя их по надписям: “Школа”, “ФАП”, “Почта России”. Шла сортировка и по фамилиям. Оказалось, что раз в две-три недели вместе с пассажирами в Агзу доставляют посылки, заказы фельдшера, продовольствие. Общими силами груз доставляется в село, где разносится по адресатам. В этот раз здесь были и новогодние подарки школьникам, и продукты к праздничному столу, и письма с поздравлениями и открытками.

Салон освободился, и на борт поднялись те, кто готовился улететь из Агзу, всего несколько человек.

IMG_4486.jpg

IMG_4491.jpg

Схватив свои рюкзаки, мы пошли к припаркованным неподалеку машинам, где нас уже ждал белый грузовичок родителей Никиты — семьи Камандига. Эта удэгейская семья любезно согласилась принять нас у себя в доме на целую неделю. Вместе с ними нам предстояло встретить Новый год. Когда машина тронулась к Агзу, вдруг пришло осознание, что пути назад нет. Мы находились на самом севере Приморского края, в местах, где нет связи и откуда очень сложно выбраться на большую землю. Страх перед этим, а также сомнения в том, будут ли нам здесь рады, перемешались с восторгом от мысли, как же далеко нас забросила журналистская работа. Мы ехали в неизвестность и получили ее. Следите за нашими путевыми заметками. Продолжение следует…

P.S.:

1.
IMG_4417.jpg

2.
IMG_4424.jpg

3.
IMG_4425.jpg

4.
IMG_4438.jpg

5.
IMG_4456.jpg

6.
IMG_4461.jpg

7.
IMG_4469.jpg

8.
IMG_4471.jpg

9.
IMG_4472.jpg