8 960

Сегодня речь пойдет об ансамбле зданий, расположенных на Пушкинской улице и имеющих свою интересную и запутанную историю.

Эти пять зданий очень сильно отличаются от близстоящей архитектуры. Этот ансамбль больше похож на старый замок, охраняющий свое подворье. 4 дома, построенные в 1912-1915 годах по проекту архитектора Юнгхенделя – каменные. Пятый, более ранней постройки – деревянный. Изначально в них размещались конторы “Торгового Дома Бр. Синкевич” и юрист-консульта компании адвоката И. А. Фихмана, квартиры владельцев и компаньонов этого торгового дома. В трех флигелях, расположенных в глубине участка выше по склону холма, находились жилые квартиры, сдаваемые в аренду.

В целом весь ансамбль является наиболее представительным для Владивостока архитектурным комплексом стиля романтический модерн и интересным примером умелого использования сложного горного рельефа в градостроительстве.

Фото М. Хаскелла

Все постройки, входящие в него, расположены на небольшом косогорном участке, разделенном на две террасы, возвышающиеся одна над другой.

Террасы обрамлены каменными подпорными стенками и соединены между собой открытыми и закрытыми лестницами, переходами, в результате чего образована единая система взаимосвязанных пространств.

Составляющие ансамбль здания обладают выразительной архитектурной пластикой, основанной на выявлении в их объемной композиции отдельных крупных форм различного функционального назначения в виде полубашен, эркеров, ризалитов, куполов, имеющих характерное для модерна обтекаемое заоваленное очертание.

Фасады зданий отделаны высококачественной декоративной штукатуркой и декорированы профилированными горизонтальными и вертикальными тягами, лепниной, узорными металлическими решетками.

Дом, который вы сейчас видите перед собой (Пушкинская, 35, он напоминает немного рыцарский замок) появился здесь около ста лет назад. История его возникновения очень интересна.

Называется он «Дом Фихмана», по фамилии человека, которому он принадлежал. Фихман был адвокатом двух братьев Синкевичей – во Владивостоке они владели 2 лесопильными заводами, лесным складом, писчебумажным и книжным магазинами, публичной библиотекой, судами каботажного плавания и солидной недвижимостью в городе.

Синкевичей было 2 брата – Владислав и Эдуард, они были сыновьями, сосланного в Сибирь за участие в польском восстании против России дворянина (поляка) Иосифа Синкевича. В 1897 году они переехали во Владивосток, где начали коммерческую работу под фирмой «Торговый дом бр.Синкевичей».

Так вот, старший брат Владислав пользовался популярностью у женщин (хотя и был женат, у него было 6 детей). Владислав успевал заводить романы, он закрутил роман с женой местного частного поверенного Рачкова. Узнав об этом, Рачков решил отомстить. Однажды, когда Владислав возвращался с дачи, на пригородном поезде на него напал незнакомец и плеснул ему в лицо серную кислоту. Тот успел немного увернуться, но все же, в результате он потерял один глаз. Разбойника быстро поймали и вычислили заказчика преступления. На процессе адвокат Синкевичей Фихмам сумел полностью доказать вину Рачкова. Говорят, Синкевич получил компенсацию за глаз 100 тысяч рублей. Сколько за работу получил Фихман, неизвестно, но только через год на этом месте появился этот каменный дом, арх. Юнгхендель.

По тем временам его называли «восьмое чудо света во Владивостоке». В 4-5-комнатных квартирах здесь были горячая и холодная вода, ванные с душем, паровое отопление, солярий на крыше, а в каждой квартире – телефон. Рядом с домом был первый в городе крытый автомобильный гараж. Квартиры в этом доме Фихман сдавал богатым людям Владивостока.

Этот дом в стиле «романтический модерн» вместе с деревянными домами братьев Синкевичей, расположенных выше – образец того, как нужно строить на сложном горном рельефе.

Перед входом в парадную установлены очень красивые колонны. Наличие кованной калитки только подчеркивает всю дороговизну этого дома. Маленький замок для толстосумов прошлого столетия.

Дверь у парадной заменена на железную. Ее поменяли жильцы дома, дабы обезопасить себя и своих детей от постоянных ночевок маргиналов. Однако эту инициативу не поддержали в Департаменте культуры.

Вторая дверь сохранилась еще со времен постройки здания. ее менять не стали, да и уже не позволили бы.

Пройдя через старую сохранившуюся дверь мы попадает в просторный и светлый коридор.

Ступая по напольной плитке, возраст которой уже около ста лет, мы двигаемся к лестнице.

Подскажите пожалуйста, как называется этот элемент декора?!

Старые здания отличаются от новых не только своим внешним видом, но и красивыми кованными перилами. В каждом здании своя ковка. В то время все делалось по индивидуальному заказу.

Гуляя вокруг дома, на одном из балконов увидел женщину, которая развешивала белье. Окликнув ее, спросил разрешение что бы подняться к ней на этаж, да задать несколько вопросов. Это было уже после того, как я посетил этот подъезд. Вопросы мои касались общего состояния дома, ну и подъезда особенно. Далее я покажу вам фотографии этого подъезда… Подъезда дома, являющегося памятником архитектуры. Чем-то напоминает он гостинку, в которой я как-то жил.

Первый этаж в подъезде выглядит очень даже неплохо. Неплохо по Российским меркам. Однако, стоило подняться выше на этаж, я увидел это… Следы пожара. Причем по следам видно, что пожар был довольно таки давно. Так вот, та женщина мне все и рассказала.

За все время, что я здесь живу, было два пожара. Первый произошел где-то в 90-х годах. Здесь еще был клуб самодеятельной песни “Поиск”. Горела круглая башенка, где находился сам клуб. Пожар особо никого не задел. Потушили довольно таки быстро. Обошлось, так сказать… Пронесло… А второй пожар произошел в конце декабря 2004 года. Вот тогда-то и здание пострадало очень хорошо и жильцам досталось. Полыхало практически все здание. Пожар долго не могли потушить. Залили все квартиры водой. Мы ждали около 4-х лет, что бы все хорошо просохло и только после этого начали делать ремонт в квартире. Подъезд никто даже не собирался чистить… Так и остался быть черным.

Пожар произошел на мансарде и им были выдвинуты некие претензии по этому поводу. Владельцы, с помощью города, вроде бы, смогли восстановить отопление, да и крышу залатать. Как они это делали – мы не знаем. Во время любых осадков у нас воды по стенам в буквальном смысле течет. Прошлый год был очень дождливым, из за этого углы стен настолько промокли, что нам вновь придется делать ремонт...”

…Подъезд так же нуждается в капитальном ремонте. И несмотря на все наши многочисленные письма в город, прокуратуру и другие инстанции, нам никто так и не ответил. Насколько мне известно, сейчас все сводится к тому, что все это должно быть на собственниках жилья. Они ссылаются на то, что у нас в доме 80% квартир приватизировано, поэтому, будьте добры делать ремонт сами. Сами мы ремонт подъезда и фасада конечно же не осилим, хотя в этом есть очень острая необходимость…”

“…Фасад у нас рушится со страшной силой. Т.е. там у нас такие камни отлетают, что мы боимся детей отпускать одних. И там просто страшно находится, потому что бывает булыжники летят с фасада дома отколовшиеся. Не просто бетон, а бетон с арматурой. Дом серьезно рушится. Как быть в данной ситуации, кому еще стучать…?!…”

Да, подобные истории не редкость в нашей жизни, да и помочь как-то в этой ситуации практически невозможно. Однако попытаться все равно нужно. Но вернумся в наш красивый, хоть и поджаренный подъезд.

Это потолок последнего этажа, он тоже хорошо прокоптился из за пожара.

Огромное деревянное окно в подъезде – мечта!)

Над окном отваливающиеся куски штукатурки. В этом случае курение может реально убить…

“Кишки наружу”. В старых домах видимо с этим была определенная сложность.

Я пока еще не встретил такого дома, где водопровод убирали бы в стену или в более незаметные места.

На втором этаже сохранилась вот такая вот дверь, сделанная полностью из дерева со стеклянными окошками и кованными решетками на них. Кстати, забыл сказать. Всего в этом доме проживает шесть семей. Пять из которых ютятся в коммунальной квартире на последнем этаже. На первом этаже две квартиры переделаны под офисы. На втором этаже один офис и эта прекрасная деревянная дверь за которой живут старожилы дома. До них я так и не достучался, то ли дома не было, то ли испугались бородатого парня в смешной шапке зеленого цвета.

Ну и огромные трещины – это бич всех подъездов новых и не очень домов…

Но, несмотря на весь этот ужас, оставшийся после пожара, подъезд выглядит очень красиво и богато. Что же – пора заканчивать с этим и отправляться вновь на морозный свежий воздух.

Этот балкон находится прямо над парадной. Видно, что несколько кусков от него уже отлетело… Не хотел бы я проходить в этот момент под ним.

Слевой части здания есть небольшая калитка, ведущая к обратной стороне дома. К “темной стороне” дома.

Эти стороны зданий я люблю особенно. Почерневший от сырости и пыли кирпич предает этому дому жутковатый вид. Однако мне почему-то это немного нравится. Хотя если все привести здесь в порядок – будет выглядеть намного лучше и краше.

А вот пристройка на последней этаже, в виде балкона, судя по всему уже незаконна.

Восстановленная после пожара крыша выглядит очень красиво. Единственный минус – слуховые окна – они ни как не вписываются в общий архитектурный дизайн здания.

Разрушающийся фасад здания.

Далее я хочу попасть во внутренний дворик этого ансамбля зданий и я это делаю!!! Вы не поверите, я это сделал!!! Ахахах…
Сделать это проще простого, нужно просто подняться по этой лестнице, потом еще по одной и… вуаля…

Но не спешите так… Обратите внимание на стену справа. Она как будто бы отделяет эти два здания. Не знаю почему это сделано, но как-то странно… То ли кастовое распределение, то ли просто так захотелось архитектору.

Поднимаясь по лестнице, слева мы увидим заброшенное помещение. Кажется это была дверь, или окно…

Поднявшись мы попадает не в подъезд, а еще на одну лестницу, ведущую во внутренний дворик.

Позади меня железная дверь. Не могу понять почему я ее не снял. Наверное она просто скучная. Не интересная. За дверью той скорей всего находятся учебные классы ДВФУ.

Только пройдя во двор на нас нападает эта разваливающаяся стена. Смотрите как плесень не щадит камень…

Попадая в этот дворик, оказываешься в удивительно уютном, защищенном и комфортном пространстве. Такое чувство, что за сто лет здесь мало что изменилось – тот же двор, мощенный каменными плитами, террасы, обрамленные подпорными стенками и соединенные между собой открытыми и закрытыми лестницами, переходами.

Дворик мощен старой плиткой. Вот почему?! почему у нас такую не кладут?! Ну посмотрите – ОНА ЗИМОЙ НЕ БУДЕТ СКОЛЬЗИТЬ!!! НЕ БУДЕТ!!! Игорь Сергеевич, АУУУ!!!

Во дворе меня встретила очень злая собака.

Что это был за дом я не знаю. Верхние этажи явно были жилыми, а вот часть дома слева похожа то ли на магазин, то ли на склад, то ли еще что было здесь.

Деревянные двери закрыты на навесной замок (не амбарный, простой китайский). Нижняя часть дома сделана из кирпича, верхний этаж деревянный.

Вход охраняет рыжий кот.

Элементы декора.

А в левой стороне дворика мы видим двух этажный деревянный домик. Именно в нем бр.Синкевичи жили до последних дней пребывания во Владивостоке. Как вы уже знаете, Владислав вел разгульную жизнь, поэтому все основные заботы по ведению бизнеса ложились на плечи младшего брата – Эдуарда. Он также был председателем комитета Приморской окружной комиссии торгово-промышленной палаты, гласным городской Думы, членом ОИАК.

Помимо магазина, в котором братья торговали всем, чем можно: от канцелярии до автомобилей, они владели и первой частной библиотекой, в которой был прекрасный подбор классики, книжные новинки о ДВ. Небольшой залог в 2 рубля, которых оставляли читатели, не уберегал от потери многих ценных книг, но братьев это не пугало, они покупали новые.

Сам дом выглядит очень ветхо, и чем-то смахивает на обычный советский барак. Покосившиеся, выкрашенные в яркий желтый цвет, двери подъезда открыты. Это повод пройти внутрь.

Внутри очень тесно. Я еле смог развернуться со своим рюкзаком что бы сфотографировать еще одну красивую дверь . Точно такая же была и в нашем первом доме.

На второй этаж ведет эта деревянная лестница, ступая по которой раздается мерзкий скрип на весь подъезд.

Еще одна красивая дверь. Жильцы этого дома видать любят цвета типа “вырви глаз”.

Справа от дома, у подпорной стены, стоит некоре строение, похожее на обычный сарай. Вот только я не встречал каменных сараев. Наверное в этом случае сделали исключение. Каменный сарай для нужд жильцов деревянного дома.

Слева небольшой палисадник. Сейчас все это выглядит очень захламлено и грязно, но летом, думаю, это место отличается своей красотой от обычных дворов, которые мы привыкли видеть.

Ну а “темная сторона” дома выполнена из камня, точнее первый этаж.

Сгнивший балкон.

Жильцы собственноручно меняют сгнившее дерево. Выглядит очень не хорошо, могли бы и перекрасить под цвет дома.
Закончив с двориком, выбираемся к цивилизации. Последний, но самый большой дом этого ансамбля… О нем ниже.

В доме 33, где до 1987 г. размещался горный факультет Дальневосточного политехнического института, сохранились первозданные интерьеры, имеющие самостоятельную художественную ценность.

Сейчас здесь располагается Инженерная школа ДВФУ

В 1919-1930 гг. во флигеле дома 33 жил и работал известный ученый и педагог, профессор Витольд Степанович Пак (1888-1965). B. C. Пак – один из основателей горного факультета Владивостокского политехнического института, автор первого советского вузовского учебника по горной механике. Его научно-педагогическая деятельность во Владивостоке имела важное значение в подготовке первых советских специалистов для горнодобывающей промышленности Дальнего Востока.

Балконы так же выполнены очень искусно. Кованные ограждения, лепнина на модильонах…

Разрушающийся модильон (?).

Синяя дверь в подпорной стене – это штольня ДВФУ. О ней вы можете найти информацию на сайте KFSS.

Круглое здание. Или пристройка к опорной стене. Не знаю. Никто из студентов, курящих на улице, не смог мне объяснить что это такое и что там находится.

На этом фотоэкскурсия по этому ансамблю здания окончена. И оканчиваю я ее вот такой вот фотографий.

Немного инфы с интернета:

До 1918 года во Владивостоке были бесплатные детские сады и бесплатная экстренная акушерская помощь – все это финансировали братья Синкевичи.
Во время Гражданской войны Т.дом бр.Синкевичей балансировал между большевиками, белыми и интервентами. В своем доме они поселили американского консула – это обеспечило им неприкосновенность собственности. Но тучи постепенно сгущались и братьям пришлось продать библиотеку (20 тысяч томов).
В 1924 году Владислав Синкевич эмигрировал в Харбин, где продолжил коммерческие дела в лесной промышленности.
Младший брат Эдуард остался в городе и после установления советской власти. Воодушевленный возможностями НЭПа он занялся предпринимательством, но сов.власть быстро его остановила. В 1930 году он был арестован и его приговорили к смерти, потом заменим на 10 лет лагерей. Через 6 лет он умер в лагере в республике Коми, в 59г. его реабилитировали.
Была у братьев еще и сестра — Мария, которую после прихода сов.власти выселили из этого деревянного дома. Свой век она доживала на чердаке на ул.Фокина, 6. Эти дома превратились коммунальные квартиры. В Доме Фихмана разместился горный факультет ДВГТУ (сейчас ДВФУ).

Выражаю свою благодарность Александре Торопцевой за предоставление материала с историей жизни братьев Синкевич.